Стихи
Литература -> Стихи
   

Марина Чекина

Сборник четверостиший
Четверостишия:

1 
Возле храма стоит старуха, 
Лоб крестом осеняет рука… 
И выскакивает шлюха 
Из соседнего кабака… 
* * * 
2 
Закон суров – тот съел, кто смел… 
Сменив гербы, сменив знамена, 
Здесь кое-кто урвать сумел, 
А обнищали – миллионы… 
* * * 
3 
Зачем твердить избитые слова, 
Что властен над судьбою человек? 
У южных стен – зеленая трава, 
У северных – пластами грязный снег. 
* * * 
4 
По жизни пролегла черта. 
Куда ни глянь – темно и жутко… 
В душе и в сердце – пустота, 
Как у блокадника в желудке. 
* * * 
5 
Когда прижмёт тоска, благодарю 
Судьбу за то, что сил дала проснуться. 
Всё выдержу, смогу, переборю! 
И – хрен им всем, и на фиг! Не дождутся! 
* * * 
6 
У всех – сезонный зуд в крови. 
Лицо горит, глаза сияют… 
Все ищут счастья и любви, 
А что обрящут – Бог их знает!… 
* * * 
7 
Пришла весна. И юные девчонки 
С себя пальто и шубы поснимали, 
Напялили короткие юбчонки, 
И мужики – все пообалдевали! 
* * * 
8 
Всегда старалась, чтобы всё – тип-топ, 
Чтоб муж, и дети, и дела – в порядке… 
И вот сижу…Что выбрать: пулю в лоб 
Или к подруге и зарыться в грядки? 
* * * 
9 
Совсем немного у судьбы просила… 
Теперь её же слёзно умоляю, 
Мне подсказать, где взять такую силу, 
Не оступиться и пройти по краю? 
* * * 
10 
О любви говорить мы совсем не умеем, 
А без слов она будто бескрылая птица… 
Суетимся, куда-то стремимся, стареем… 
Понимая, что некуда больше стремиться. 
* * * 
11 
Моя бедная девочка, листик осенний… 
Безнадежной душою металась по свету, 
Всё искала приюта, считала мгновенья, 
Всё цеплялась за жизнь… И вот тебя нету… 
* * * 
12 
Люди добрые, где вы, вас много, я знаю, 
Но за пологом зла вас не видно порою… 
Так намного заметнее пена морская 
Над прозрачной, и чистой, и легкой волною… 
* * * 
13 
С рожденья озаряясь Божьей искрой, 
Безумная… Без страха и упрёка, 
Пыталась быть святей, чем Папа Римский, 
И даже правовернее пророка… 
* * * 
14 
Как много тратим слов по пустякам, 
И говорить о главном забываем… 
Мы все подобны круглым дуракам – 
Бессмысленно слова перебираем. 
* * * 
15 
Любой из нас, как дурень с торбой писаной, 
С судьбой своей … бессильный и смешной… 
И не понять нам всем простую истину – 
Мы – лишь песчинки в суете земной… 
* * * 
16 
Как много эгоизма и безумия… 
Как много боли. Тонет мир в крови. 
Какой поток холодного бездумия… 
Как мало пониманья и любви. 
* * * 
17 
«Я добрый, милый, славный человек», – 
Так о себе, пожалуй, каждый скажет. 
И любоваться будет целый век… 
А ближнего – помоями измажет… 
* * * 
18 
Не самая, не самая, не самая… 
Не склонна к любованию собою. 
Хотела быть всего лишь только мамою 
И – хоть чуть-чуть любимою женою… 
* * * 
19 
Какие ночи! Дни какие! 
И не до сна! 
Набухли почки…Аллергия… 
Пришла весна! 
* * * 
20 
Листочек, развернувшийся из почки, 
И птичий посвист, и ребячий крик… 
Казалось, жизнь уже дошла до точки… 
И снова возродилась в этот миг. 
* * * 
21 
Путь к Богу люди сами выбирают, 
Но важно помнить каждый день и час – 
Есть главное, что всех объединяет. 
И мелочи, что разделяют нас… 
* * * 

22 
Ну, чем я, право, хуже Губермана? 
Я чувствую, хожу, смотрю, дышу… 
Всё – вынимаю фигу из кармана, 
Что думаю – о том и напишу. 
* * * 
23 
Ну, ладно, хватит – не глотай слюну, 
Найдём, чем скрасить этот век короткий… 
Ещё четверостишье сочиню, 
Штаны надену и схожу за водкой… 
* * * 
24 
Что поднимает людям настроенье? 
Кому-то чай, настоянный на травах, 
Селёдка с водкой, пирожок с вареньем… 
Кому-то – тихий голос Окуджавы… 
* * * 
25 
За меня – «хозяева» подумали – 
Больше я ничем не озабочена. 
Всё решили, дунули и… плюнули – 
Я теперь – хабарик на обочине. 
* * * 
26 
К известности я не стремлюсь вовек. 
Стихов стесняюсь, как чего-то личного. 
Я – вовсе не публичный человек, 
Тем более – не женщина публичная. 
* * * 
27 
Солдаты в сорок пятом победили… 
Им удалось дожить до наших дней… 
Их подвиги, как видим, оценили – 
Одной-другою сотнею рублей. 
* * * 
28 
Ребята с Моховой и Малой Бронной, 
Те, что Отчизну – сердцем защитили… 
Лежат в сырой земле не освященной… 
А их страну – по клочьям растащили. 
* * * 
29 
Я больше не услышу твой: «Привет!»… 
А мир, как будто, даже не заметил, 
Что ты ушел, что тишина – в ответ… 
Что больше нет тебя на этом свете… 
* * * 
30 
Как верила мама, что папа, без мамы 
Оставшись, прожить не сумеет ни дня!… 
А папа, напротив, без шума и гама, 
Вторично женился – тайком от меня… 
* * * 
31 
Как хорошо, когда кругом тепло 
А воздух полон ароматов пряных… 
Покажется – от сердца отлегло, 
И проще жить – при прочих равных данных. 
* * * 
32 
Он сказал, чтоб меня озадачить, 
Что шагает со временем в ногу… 
Только всё это вовсе не значит, 
Что он верную выбрал дорогу! 
* * * 
33 
Какая-то ответственность вселенская 
Меня с младых ногтей обуревала. 
С таким трудом давалась доля женская… 
Но с возрастом как будто полегчало… 
* * * 
34) 
Давай поедем к солнцу, 
Где море радость дарит… 
У нас – метель в оконце, 
А там – весна в разгаре! 
* * * 
35) 
Летний сад, его ограда 
И бетонный парапет… 
Незаметно, из засады 
Приближается рассвет. 
* * * 
36) 
Где Крым – где я… Но в мыслях предо мною 
Всё та же незабытая картина: 
Поблескивает тусклой чешуёю 
Извилистая лента серпантина. 
* * * 
37 
Пол и стены содрогаются, 
Раздаётся шум и гром. 
Это детки развлекаются – 
Скачут выше этажом. 
* * * 
38 
В этой жизни кротость и терпение 
Нам порой нужнее кулаков… 
Ну, не совершать же преступление, 
Чтоб утихомирить дураков! 
* * * 
39 
Если долгое молчание, 
Безучастность, невмешательство 
Обернётся вдруг отчаяньем – 
Как спастись от помешательства? 
* * * 
40 
Я как акын – стихи мои о том, 
Что вижу у себя перед глазами, 
Что в голове, что было только сном… 
И что пришло бессонными ночами. 
* * * 
41 
Эпистолярный жанр – весьма приятный – 
Забыт в текучке сумасшедших лет. 
Какой же нам простор невероятный 
Сегодня открывает интернет! 
* * * 
42 
Где ж ты – былая юная романтика? 
Погоны, звёзды, новые мундиры… 
Девчонки, что рвались за лейтенантиков, 
Теперь стремятся выйти за банкиров! 
* * * 
43 
Среди сует теряются мгновения – 
В года соединяясь, мчатся мимо… 
И лишь потом приходит, как прозрение – 
Что – кроме смерти – всё преодолимо. 
* * * 
44 
Пролегли по миру тропки и дороги, 
Дали – все открыты, как родник без дна… 
Только что-то плохо слушаются ноги, 
И всё чаще ноет от ходьбы спина. 
* * * 
45 
Коронная шутка: без строчки – ни дня 
( Я, право, не знаю – надолго?) – 
Недавно накрыла крылом и меня, 
Чтоб время не мчалось без толка… 
* * * 
46 
Пойду на воздух, на простор, к природе, 
Что только-только начинает цвесть. 
Порадуюсь прекраснейшей погоде! 
А заодно – куплю чего поесть… 
* * * 
47 
Легко покойника любить – он не обидит, 
Он вас вовек ничем не попрекнёт, 
Непритязателен, не слышит и не видит, 
Напившись водки, морду не набьёт. 
* * * 
48) 
Пахнет талой землёю и прелой травой. 
Мы – совсем малыши. Возле детского сада 
У стены мы песок ковыряем с тобой… 
Беззаботно, тепло. Даже в школу – не надо! 
* * * 
49 
Всё в рекламе: витрины, заборы, фасады, 
Магазины, в которые страшно входить… 
Ты ищи, не ищи – нет того Ленинграда, 
По которому я так любила бродить. 
* * * 
50 
Мне теперь не надо на работу, 
Чтоб в четыре года – пятилетку. 
И с утра всего одна забота – 
Не забыть принять свою таблетку. 
* * * 
51 
Украина… Дикая и странная 
Получилась, в сущности, история – 
То, что ты – держава иностранная, 
То, что ты – чужая территория… 
* * * 
52 
Дай, Боже, сил, чтоб всё превозмогать, 
Перетерпеть, что силе неподвластно, 
И мудрости, чтоб сразу различать 
Одно с другим – и не страдать напрасно. 
* * * 
53 
Нет света в доме – вроде бы, пустяк, 
Жить можно, но одним томлюсь вопросом: 
Ну, как без телевизора, ну, как? 
Окошко в мир закрыли перед носом! 
* * * 
54 
Всего два дня пути – подать рукой: 
В чужой стране, что так стремится в НАТО, 
Тот город с тополями над рекой, 
Где бабушка моя жила когда-то. 
* * * 
55 
Всем нужен стимул, но правы 
Языковеды умудрённые, 
Что прежний стимул-то, увы, 
Всего лишь палка заострённая. 
* * * 
56 
Куда стремится наша Родина? 
Неуправляемо упряма, 
Идёт, родной язык уродуя, 
Толпа воинствующих хамов. 
* * * 
57 
Когда ж усвоит коллектив, 
Что верность и любовь полезней, 
А вовсе не презерватив, 
От венерических болезней? 
* * * 
58 
Я кладу на диван свои старые кости. 
Ничего мне на ум не идёт. 
Потому что никто не зовёт меня в гости, 
В рестораны никто не ведёт. 
* * * 
59 
Не Кубу, не Тибет и не Монголию – 
Все эти годы в сердце берегу 
Цветущую зелёную магнолию 
На тёплом черноморском берегу. 
* * * 
60 
Для чего я живу, я сама не пойму, 
Для чего продлеваю страдания? 
Нет просвета уже ни душе, ни уму, 
Даже выпить – и то нет желания. 
* * * 
61 
Любому в жизни свой удел назначен, 
В ней все поступки наши крепко связаны. 
Шагнёшь не так – и всё пойдёт иначе – 
И тут же мы судьбой своей наказаны. 
* * * 
62 
Раньше зелень была сочнее, 
И гитары – звончее струнами, 
Даже солнце грело теплее, 
Потому, что мы были юными… 
* * * 
63 
А помнишь, раньше жизнь у нас была, 
Такой теперь давно уж больше нету, 
Бурлило всё вокруг, земля цвела!… 
Но не было в помине интернета… 
* * * 
64 
Безумный мир, где всё наоборот – 
Здоровый гибнет, и больной – не лечится… 
Видать, провёл какой-то идиот 
Эксперимент с названьем – «человечество». 
* * * 
65 
Личинки мух на ране – как лекарство, 
Которое дала сама природа. 
Затем и создаётся государство, 
Чтоб чистить гной на теле у народа. 
* * * 
66 
Писать умеют все – до неприличности… 
Вот и вгоняешь в рамки вдохновение. 
Как повезло поэтам из античности – 
Что ни строка – то было откровение. 
* * * 
67 
В Ленинграде родилась, и всё же, всё же 
Местечковая натура так и прёт… 
Чуть райцентр в кино – так враз мороз по коже 
Продирает, и под ложечкой сосёт. 
* * * 
68 
Задолбала, замудохала реклама, 
Все желанья поворачивает вспять. 
Что навязывают – от того упрямо 
Отвернусь. И век не стану покупать! 
* * * 
69 
Я всеми позабыта, безызвестна… 
И в жизни ничего не совершила, 
Ничем и никому не интересна, 
Почти совсем утратившая силы… 
* * * 
70 
Я, наверное, в сущности, очень тупая – 
И компьютера мне не освоить вовек. 
Но зачем же ругаться, не переставая, 
На меня, самый мой дорогой человек?! 
* * * 
71 
Это что ж на белом свете деется, 
Если врач в халате говорит: 
Трахай всё, что дышит и шевелится – 
Съешь таблетку… и не заболит! 
* * * 
72 
А может быть, собраться и пойти – 
Туда, за горизонт – уже пора! 
Но как там ни заманчивы пути – 
Дойду лишь до соседнего двора… 
* * * 
73 
Природа, отбурлив весною, 
Поуспокоилась уже… 
Но не найти никак покоя 
Моей мятущейся душе. 
* * * 
74 
Лежишь на пляже, встанешь с пуза 
И снова ринешься туда, 
Где гладкотелые медузы 
Подмышки жалят без стыда… 
* * * 
75 
Не надо рвать из сердца жилы, 
Не надо думать и тревожиться – 
Не получилось, не сложилось… 
И никогда уже не сложится. 
* * * 
76 
Такое это слово – никогда… 
Оно таит безумье и прозрение. 
В нём безысходность, горечь и беда. 
Отчаянье… И умиротворение. 
* * * 
77 
Когда терзаешься сомнением – 
Мол, что-то в жизни проворонила, 
В одном лишь только и спасение – 
Удариться в самоиронию. 
* * * 
78 
Если горечь рукою холодною 
Давит, душит, терзает и гнёт, 
Помогает лишь мудрость народная: 
Всё проходит – и это пройдёт! 
* * * 
79 
Ругают коммунистов с ярой страстью, 
Вокруг слюною брызжа и дрожа… 
А вот, представьте, я – при прежней власти – 
Ни одного не видела бомжа. 
* * * 
80 
Ночь темна, луны не стало – 
Скрылась в низких облаках, 
Ветки клонятся устало, 
Бомжик шарится в кустах… 
* * * 
81 
Люблю я умного Друзя, 
Но если б я была мужчиной, 
Поверьте, милые друзья, 
Любила б я друзёву Инну! 
* * * 
82 
Вся страна, как рана – гной пошёл, 
Но никто не скажет откровенно: 
Боль пройдёт, всё будет хорошо – 
Или это сепсис и гангрена?… 
* * * 
83) 
Вспоминаются годы ушедшие, 
Вспоминаются лица забытые… 
Отзвенела весна сумасшедшая, 
И осталось лишь сердце разбитое… 
* * * 
84 
Оттого, говорят, у меня пессимизм, 
Что я старая стала и кожей, и рожей. 
Но нелепо, видать, скроен мой организм – 
Не хотела б сегодня я быть помоложе… 
* * * 
85 
К дантистам у меня доверья нету! 
(Хоть, несомненно, докторам – почёт!) 
Зачем давать полезные советы? 
Чем хуже зубы – тем весомей счёт. 
* * * 
86 
Коммерция на службе медицины – 
По степени вреда для нашей жизни, 
Хоть прячется под ласковой личиной – 
Несёт урон – не меньше терроризма. 
* * * 
87 
В голове ещё много осталось всего, 
Что могло б пригодиться кому-то… 
Но не надо, увы, никому, ничего, 
Вот и мчатся года, как минуты… 
* * * 
88) 
Увитый мышцами атлет, 
Червям могильным ты – приманка. 
И твой обглоданный скелет 
Уже оплакала шарманка… 
* * * 
89) 
Ты не грусти о том, что вдаль умчало, 
О той весне, что навсегда ушла, 
Я буду ждать у влажного причала, 
В том месте, где всегда тебя ждала. 
* * * 
90) 
Вместе льют над Новгородом свет 
Настоящий день и день вчерашний – 
В небе Часозвони силуэт 
Рядом с острым шпилем телебашни. 
* * * 
91 
Лишь один из друзей воротился с войны, 
Но он знал имена для своих сыновей. 
И сидят за столом, и – глядят со стены: 
Анатолий, Владимир, Борис и Андрей. 
* * * 
92) 
Не томил, не лгал и не утаивал, 
Не сказал: «Люби, надейся, жди!» 
В небе лёгким облаком растаяли 
Слёз моих не пролитых дожди. 
* * * 
93 
Мне милы и невзгоды 
Тех памятных дней… 
Что чем дальше уходят – 
Тем сердцу родней. 
* * * 
94) 
Никогда я уже не услышу 
Голос бабушки – чуть с хрипотцой, 
Не увижу знакомую крышу, 
Не взойду на родное крыльцо… 
* * * 
95) 
От тополей остались лишь скелеты – 
Подмыла корни талая вода. 
Тот прежний мир с огромным морем света 
Исчез, растаял, скрылся в никуда… 
* * * 
96 
Музыка такая – хоть не слушай, 
Новости – хоть вовсе не включай, 
Даже юмор – только травит душу, 
Отдаёт полынью сладкий чай… 
* * * 
97 
Откуда – я не знаю, хоть убей – 
Ворон порасплодились миллионы? 
Был раньше город полон голубей – 
Не Бог весть что, но лучше, чем вороны! 
* * * 
98) 
Оглушает гулкой тишиной 
Скорбного молчания минута, 
И не замолкают над страной 
Отзвуки Победного Салюта… 
* * * 
99) 
Золотистый шарик мандарина 
Ты вложил в раскрытую ладошку. 
Со словами: «Это вам, Марина!» – 
Солнышко зажёг в моём окошке. 
* * * 
100 
С каждым годом редеют, редеют полки 
Тех, что в бой уходили когда-то… 
И уж год, как на пенсии те мужики, 
Что на свет родились в сорок пятом. 
* * * 
101) 
В огне осеннем Летний сад 
Был полон света и печали… 
Узоры чёткие оград, 
Как чернь по золоту стояли. 
* * * 
102 
Те ребята крови не щадили, 
За победу отдавая жизнь… 
Что до нас – нет, нас не победили – 
Мы без боя взяли да сдались! 
* * * 
103 
Рубеж обороны… Построили здание – 
Для кинотеатра – назвали: «Рубеж»! 
А после ремонта сменили название 
На «Новый Рубеж» - непонятно, хоть режь! 
* * * 
104 
Да будем мы всегда здоровы, 
И пусть за праздничным столом 
Мы с вами соберёмся снова. 
А повод? Повод мы найдём! 
* * * 
105) 
Крепость Изборск. Мастера 
Ведали дело неплохо… 
Камень на камень – игра, 
А на поверку – эпоха. 
* * * 
106) 
Над родником не раз неслась гроза, 
Мешалась с кровью светлая водица 
И горькой становилась, как слеза, 
Но не смогла вовеки замутиться! 
* * * 
107 
Так наша жизнь устроена, что часто 
В застолье общем – вот таков удел – 
Бок о бок с тем приходится встречаться, 
С кем на одном бы поле не присел! 
* * * 
108 
Порой случайно встретишь человека 
И сразу – с полуслова – в унисон. 
Другого – знаешь, кажется, полвека – 
Но не понять, о чём бы это он? 
* * * 
109 
Казалось бы, война губила, жгла, 
И не щадила ни фронтов, ни тыла… 
Но выжившим – такой заряд дала, 
Что их на годы долгие хватило! 
* * * 
110 
С каждым днём ветшает человечество – 
Громоздятся мусорные кучи, 
Химией загажено отечество… 
И в других отечествах не лучше. 
* * * 
111 
Мы продали участок в садоводстве – 
Давно – уже почти четыре года… 
Шесть соток – плюнуть некуда – уродство – 
Но всё же – уголок живой природы… 
* * * 
112) 
Встретились мы, видно, на беду, 
И предвидя скорую разлуку, 
Не таясь, прилюдно, на виду 
Вы дыханьем грели мою руку… 
* * * 
113) 
Я уже вас больше не увижу, 
Как же я дышать без вас смогу? 
Убегаю от себя. И лыжи 
Две полоски чертят на снегу… 
* * * 
114) 
Порою, ты в мои приходишь сны, 
И светится далёкое окно. 
Наверно, все немножко влюблены 
В прошедшее, ушедшее давно. 
* * * 
115) 
Закулисные шорохи, яркий рамповый свет… 
Театральную студию не забыть до сих пор: 
Николай Леонидович, сколько минуло лет! 
Наш любимый Карамышев, старый русский актёр! 
* * * 
116) 
Пишу, воспоминаньями томима… 
Я – как Кощей над златом – над столом, 
Пытаюсь миг сдержать неуловимый, 
Навечно исчезающий в былом. 
* * * 
117) 
Пылают окна в темноте ночной – 
За ними – боль, томление, тревога, 
Тоска, беда, иль ранняя дорога… 
Больной ребёнок, иль старик больной. 
* * * 
118) 
Зимою, право, веришь не всегда, 
Что снег растает, и уймётся стужа, 
Что будет в речке тёплою вода, 
А в комнате – прохладней, чем снаружи! 
* * * 
119) 
О, сколько я себе кумиров, 
Творила, Бога не спросясь, 
В мечтах взлетала до Памира, 
Чтобы оттуда – мордой в грязь! 
* * * 
120) 
Все мои кумиры отчего-то 
Неизменно рассыпались в прах. 
Только черепки под позолотой 
Я сжимала в стиснутых руках… 
* * * 
121) 
Тополя пирамидальные 
Отражаются в воде, 
Настроение – прощальное… 
Ты-то здесь… А я-то где? 
* * * 
122) 
Город детства невозвратного, 
Тонет в море тишины. 
Где дороженька обратная? 
Далеко, как до Луны… 
* * * 
123) 
Зачем после бодрой и молодой, 
Здоровой и радостной жизни 
Приходит старуха с корявой клюкой, 
Пируя на горестной тризне? 
* * * 
124 
Раньше было – чашка кофейку 
Поднимала утром настроение. 
Всякое бывает на веку – 
Нынче поднимается давление. 
* * * 
125) 
Мне целый день чего-то хочется – 
Чего, не знаю, и зачем? 
И от тоски и одиночества, 
С утра – сижу и что-то ем… 
* * * 
126 
Голова работает – что надо! 
Можете мне на слово поверить. 
Но года мои – всему преграда – 
Предо мною закрывают двери. 
* * * 
127 
Гонять самолёты – куда уже круче 
В день праздника, чтоб не пускать облака! 
А то, что над миром сгущаются тучи, 
Похоже, не всем очевидно пока. 
* * * 
128) 
Дымком и ливнем пахнущий вокзал, 
Гул голосов над залом ожиданий – 
Нас этот день впервые обучал 
Неуловимой грусти расставаний… 
* * * 
129) 
Подружиться б, влюбиться, увериться 
И в себе, и в судьбе… И опять 
Видеть почки на тоненьком деревце 
И смолистый их запах вдыхать! 
* * * 
130 
Бессонница закружит, как метелица, 
Да так, что и глаза-то не глядят, 
Не ходят ноги, руки не шевелятся – 
И только в голове гудит набат. 
* * * 
131) 
Не дружилось, не пелось, не ладилось, 
Не любилось – всё прахом пошло, 
Я реветь без причины повадилась, 
А смеяться…так только назло… 
* * * 
132 
Вроде бы, мелочь – доброе слово, 
Походя, мельком, сухо, невнятно – 
Или же с чувством, ярко, толково – 
«Доброе слово – и кошке приятно!» 
* * * 
133 
Что-то много стали юморить – 
Повсплывали на волнах успеха, 
Юмор же такой, что уморить 
Могут, только вовсе не от смеха… 
* * * 
134 
Всё о казнях спорят: отменять – 
Мораторий? …Так проходят годы… 
А гуманность надо проявлять 
К людям, а не к нравственным уродам! 
* * * 
135 
Эпатажем сроду не грешила – 
Просто – на саму себя обижена… 
И хожу, как драная шиншилла, 
Под машинку наголо пострижена. 
* * * 
136 
Я же вам пообещала 
Вынуть фигу из кармана. 
И во всём, что написала, 
Нет ни фальши, ни обмана. 
* * * 
137 
Случается, что прелести природы 
Изгадят невпопад архитектурой. 
А человека сделает уродом 
Убогость его низменной натуры. 
* * * 
138 
О, какая обрушилась критика 
На страну из двадцатого века… 
А виновна во всём не политика, 
А паскудство внутри человека. 
* * * 
139 
Ах, как мил его заезжий музыкант 
И скрипач его, и тот флейтист в саду… 
И у каждого – особенный талант! 
Я им верю, я люблю, надеюсь, жду. 
* * * 
140 
Странны людей публичных интересы: 
Стремятся к славе бешеной взлететь. 
А после, чтобы спрятаться от прессы, 
Убить готовы или умереть. 
* * * 
141 
Забрели актёры к домику Булата 
И стихи с бумажки «с чувством» прочитали. 
Это ж как должно быть ничего не свято, 
Что им строки эти в сердце не запали! 
* * * 
142 
Давно на прозу перешла Нева, 
Толпой гудит осатаневший Невский, 
О Блоке и не вспомнят Острова, 
Разъезжей не узнает Достоевский… 
* * * 
143) 
Живут на донышке души 
Воспоминания, как чудо. 
Я возвращаюсь к ним в тиши 
И прихожу сюда – оттуда… 
* * * 
144 
На рыбалку не хожу, 
Рыбу ем – лишь из-под палки. 
Но с восторгом я гляжу 
«Диалоги о рыбалке». 
* * * 
145 
Тебе не надо больше ревновать 
Не надо сомневаться: или-или… 
Не надо в позу гордую вставать… 
Теперь, когда его – похоронили. 
* * * 
146) 
Детство помнится отрывками, 
Словно грежу наяву: 
Рядом с маленькими рыбками 
В светлой речке я плыву… 
* * * 
147) 
Помнишь песню, что пели когда-то: 
«Заросли наши стёжки травой…»? 
И тот берег, песчаный, покатый, 
Где на солнце валялись с тобой? 
* * * 
148 
Союз людей – то двойственный, то тройственный… 
И как остаться в них – самим собой? 
Наверно, только человеку свойственно 
Эксперименты ставить над судьбой. 
* * * 
149 
Пропало ощущенье новизны – 
И вот тебе уже не интересно… 
Стихи мои – кому они нужны? 
Зачем их сочиняю – неизвестно. 
* * * 
150) 
Поймаешь крылатую фразу – 
И дальше – писать и писать! 
Не вытравить эту заразу, 
Как рану – не зализать!… 
* * * 
151 
Мне будет ближе добрый человек, 
Коль встретимся на перекрестке узком: 
Китаец мирный или славный грек, 
Чем сволочь – говорящая по-русски… 
* * * 
152 
Социум опутал, как веригами: 
Справки, документы, паспорта… 
Никуда – без них… Лишь рядом с книгами 
Жизнь проста, прекрасна и чиста. 
* * * 
153 
Как-то раз воронёнок упал из гнезда, 
И ворона весь день над двором мельтешила… 
Материнский порыв я пойму без труда – 
Но насколько же мерзко она голосила! 
* * * 
154) 
То холод – то слякоть – ну, что за погода. 
То сыро – то скользко, ну, просто – беда. 
Наверно, на нас обозлилась природа, 
Не будет нормальной зимы никогда… 
* * * 
155 
Меня в этой речке держала вода 
Не хуже, чем Мёртвого моря водица. 
Но детство давно унеслось без следа… 
А, может, рискнуть – и туда воротиться? 
* * * 
156 
Сколько раз бабуня запрещала 
В город нам ходить по-над рекой… 
«Там обрывы!» – вслед она кричала… 
Мы ж – неслись, на всё махнув рукой! 
* * * 
157) 
Метро за скорость ценим. Только мне 
Куда милей другой маршрут – наземный. 
И пусть уходит времени вдвойне – 
Когда могу, сажусь в автобус древний. 
* * * 
158) 
Нахлынут строчки тёплою волной, 
Внезапно, оглушающе, все сразу… 
И лягут на бумагу по одной… 
Случайно, просто так, не по заказу. 
* * * 
159 
Как всё сумело вмиг преобразиться – 
Фонтан листвы на чёрных ветках тонких… 
Так юная прелестная девица 
Возникнет – из задрипанной девчонки. 
* * * 
160 
Мы землячки, но бездна лежит между нами: 
Петербург твой, надевший парадный наряд, 
Припомажен, ухожен, украшен огнями. 
И почти позабыт мой родной – Ленинград … 
* * * 
161 
Конечно, возраст, в общем, мало значит, 
Но для всего даны свои срока. 
И мир во многом выглядит иначе – 
До сорока… и после сорока. 
* * * 
162 
Не помню, чтоб насчёт нравоучений 
Мне так уж сильно в детстве доставалось. 
Не помню ни нотаций, ни внушений – 
Так как-то всё, само образовалось. 
* * * 
163 
Жаль, нельзя оставаться навечно 
В мире, полном покоя и света, 
Столь прекрасном, и столь быстротечном. 
Это – бабушка, пасека, лето… 
* * * 
164 
В мае солнечном, в год високосный, 
(Хорошо хоть, число – не тринадцать) 
Вопреки упованиям слёзным 
Угораздило нас расписаться. 
* * * 
165 
Наверно, надо выбирать баланс: 
Меж каторжным трудом и ленью – разность. 
Не часто жизнь даёт тебе аванс, 
Но так порой мила бывает праздность. 
* * * 
166 
Судьбина не раз и не два всё пыталась, 
По разным углам развести нас с тобой… 
Но словно на ринге, забыв про усталость, 
Мы снова сходились, чтоб ринуться в бой… 
* * * 
167 
На вечерней заре поднимается 
Над морскою волною туман… 
Вот уже тридцать лет продолжается. 
Наш с тобою курортный роман. 
* * * 
168 
Так – почти случайно, без причины, 
Мы с тобою встретились когда-то. 
Город тот теперь лежит в руинах – 
Только мы – ничуть не виноваты… 
* * * 
169 
Чревоугодье, гнев, унынье, 
Гордыня, алчность, похоть, зависть… 
Вчера и впредь – навек отныне – 
Отринуть что, а что – оставить? 
* * * 
170 
Бывает так, что, вроде, врач не нужен, 
А боль такая, что – не хочешь – плачешь… 
Не позовёшь тогда врага на ужин – 
Чревоугодью дань свою заплатишь… 
* * * 
171 
Люблю простых людей, заботы их. 
И с юности, сквозь зрелость – и поныне – 
В себе, в родных, в знакомых и в чужих – 
Приемлю гордость, только не гордыню. 
* * * 
172 
Любовь – вершина – радость и беда, 
И без нее – с тоски осатанеешь, 
Не будешь человеком никогда. 
А похотью – Любови не зменишь. 
* * * 
173 
С себя рубаху – не смогу отдать, 
Но для наживы – рыть не стану землю… 
И то, что есть – не стану распылять, 
И алчности безумной не приемлю. 
* * * 
174 
Зависть всё повергнуть может в прах, 
Всё дерьмо на свете в душу тащит… 
Никогда кусок в чужих руках 
Не казался мне сытней и слаще. 
* * * 
175 
Когда ушла опора из-под ног, 
Когда спина не держит головы, 
И на душе – один сплошной ожог – 
Не избежать уныния, увы… 
* * * 
176 
Когда подонки заправляют миром, 
Не сделать шаг ни вправо и ни влево, 
И Золотой Телец – везде кумиром… 
Ну, как не впасть во грех святого гнева! 
* * * 
177 
Если ты не совсем дурачок – 
Не побрезгуешь с пивом – сосиску, 
А под водочку – хряпнешь лучок, 
Огурец, помидорчик, редиску… 
* * * 
178 
Ах, фуа-гра! Ах, артишок! 
Ну, ешь – с понтами – на закуску. 
Мясца хорошего кусок – 
Вот то – по-нашему, по-русски! 
* * * 
179 
А вот, что я грехом бы назвала – 
Так это – лицемерие искусное, 
Когда в глаза – восторги и хвала, 
А за спиной – хула и сплетни гнусные. 
* * * 
180 
Писала в детстве – Родиной горжусь!… 
Теперь – всё больше за неё страдаю: 
Несчастная, измученная Русь 
Истерзана от края – и до края! 
* * * 
181) 
Пить бы из вас – не напиться, 
Псковской земли родники! 
Первые пригоршни – в лица 
И – ненасытно – с руки! 
* * * 
182) 
С тобой мы – два ствола одних корней, 
Сцепились крепко ветками-руками. 
И лишь одна преграда между нами: 
Ты плод больной фантазии моей… 
* * * 
183 
Год хлебородный, если май холодный – 
Так говорит народная примета. 
И жить, конечно, можно где угодно, 
Но лучше – там, где постоянно – лето. 
* * * 
184 
Честно признаться – зима не подарок, 
Холодно, ветрено в створах дворов, 
Скользко. Но снег удивительно ярок – 
В солнечных бликах – и нет комаров. 
* * * 
185 
Ранней весною довольно противно: 
Слякоть, сосульки, пути развезло… 
Но ведь предчувствуешь интуитивно, 
Малость потерпишь – и станет тепло. 
* * * 
186 
Я всё время боялась обидеть кого-то, 
Ущемить, потревожить, нарушить баланс… 
Всё ждала, может быть, переменится что-то, 
Повернётся иначе – и вот – дождалась… 
* * * 
187 
Ничего у нас не получилось… 
Не узнать – кто прав, кто виноват… 
Вспыхнуло, мгновенно заискрилось… 
И погасло в небе, как закат… 
* * * 
188 
Заметался блик в стекле оконном, 
Разбудил соседей за стеной. 
Мы остались при своём, законном – 
Я с котёнком, ну, а вы – с женой… 
* * * 
189 
Можно – о служении Отчизне, 
Можно – о любви – сидеть, мечтая. 
Но вот размышлять о смысле жизни – 
В общем, трата времени пустая. 
* * * 
190 
Еще вчера месили грязный снег, 
А нынче – глянец влажного асфальта! 
Теперь не надо тормозить разбег, 
И больше не грозит тройное сальто… 
* * * 
191 
Говорят: коррупция, мол – вечна… 
А в Китае – взяточников «мочат»… 
Это, может быть, бесчеловечно, 
Но, поверьте, справедливо очень! 
* * * 
192 
Мнение – высказывай отважно! 
Для того свободу слова дали нам. 
Но, пардон, совсем немаловажно, 
Чтобы это слово было грамотным. 
* * * 
193 
Всё в интернете: новости, погода, 
Он учит, он людей объединяет… 
Но как без ложки дёгтя в бочке мёда? – 
Безграмотность, увы, распространяет… 
* * * 
194 
Мы шагаем торною дорогой 
В вечной битве меж добром и злом. 
Только вот детей невинных много 
На алтарь кровавый полегло… 
* * * 
195 
Украина – и в одно дыханье 
С ней – Россия, и не надо слов… 
Тот, кто не поймёт её кохання – 
Не поймёт и русскую любовь. 
* * * 
196 
Замерли на грани преисподней, 
Век нахлынул, как девятый вал… 
И ребёнок Линдберга – сегодня – 
Никого б уже не взволновал. 
* * * 
197 
Всё равно, в покое ли, в движении – 
Перманентно нервное расстройство. 
Душит состоянье напряжения, 
Давит состоянье беспокойства. 
* * * 
198 
С каждым днём всё труднее 
Этот лучик найти, 
Чтобы было виднее, 
Чтоб не сбиться с пути. 
* * * 
199 
Страны разоренье, коррупция, пьянство – 
И всем наплевать – даже глаз не моргнул… 
Убийства, разбой, нищета, хулиганство – 
И лишь Караулов кричит: «Караул!…» 
* * * 
200 
Вот говорят – народ наш богатеет: 
Купюры по пять тысяч подавай! 
Да просто – кто не пашет, и не сеет, 
Вновь на чужом горбу въезжает в рай… 
* * * 
201 
Давят социальные проблемы – 
И не разрешить их ни фига, 
Может, наплевать на все дилеммы, 
Всё продать – и двинуть на юга? 
* * * 
202 
Не столько много лет, как много бед, 
И, так как прежде – не бывать теперь, 
Одни руины от былых побед, 
И слишком много горестных потерь… 
* * * 
203 
В будущей своей реинкарнации 
Захотелось стать мне бегемотом, 
Что б без паспортов и регистрации 
В Африке слоняться по болотам. 
* * * 
204 
Любим мы впитать чужую мудрость: 
Тантры, мантры, карма и фэн-шуй – 
Встанешь, подзаймёшься камой с утра… 
Приподнимешь чакры – и шуруй! 
* * * 
205 
Хочется в стихах чего-то вечного, 
Нежности, покоя и гармонии, 
Доброго, душевного, сердечного… 
А всё время прёт сарказм с иронией. 
* * * 
206 
Вычурность линий, изгибы ограды, 
Спас-на-Крови – мозаичное диво. 
Марсово Поле. И Летнего Сада 
Строгость решёток и статуй игривость… 
* * * 
207 
Русская исконная земля. 
Незаметно таяли столетья. 
Стены Новгородского Кремля, 
Словно воплощенное бессмертье. 
* * * 
208 
Деревья, застывшие, ветви нагие 
Простёрли в полнеба – им зябко стоять, 
А Волхов-река свои струи тугие 
Всё катит вперёд – не воротится вспять. 
* * * 
209 
За сорок лет всё изменилось так!… 
«Синтетика» - вы скажете брезгливо, 
А раньше был такой универмаг – 
Звучало слово гордо и красиво! 
* * * 
210 
Радио послушаешь – как будто бы 
Знают все, что надо предпринять… 
Диоген же человека путного 
Днём с огнём всё тщился отыскать… 
* * * 
211 
Кто-то выдумал словечко: «Коммуняки»… 
Все грехи теперь на них взвалить готовы… 
Коммунисты те – кто первыми в атаки – 
Из окопов – вот, что значит это слово! 
* * * 
212 
Нас, малышей, когда-то в пионеры 
Торжественно и чинно принимали 
Не коммунисты – партфункционеры, 
Те, что потом страну прокуковали… 
* * * 
213 
Когда Союз разъяли на куски, 
То сомневался только идиот, 
Что врозь лишь разворовывать с руки, 
А честно жить – совсем наоборот. 
* * * 
214 
На свете нет страшнее ничего – 
Несправедливо сказанного слова. 
И топором не вырубишь того, 
Что на ушах повисло у другого… 
* * * 
215 
Слова любви, звучавшие когда-то, 
С годами всё трудней произносить. 
К чему слова? Надёжнее каната 
От сердца к сердцу протянулась нить. 
* * * 
216 
Любовь – это Богом дарёное чудо 
Мы трепетно будем нести до конца… 
Вот только неважными стали сосуды, 
Не слишком уверенно бьются сердца… 
* * * 
217 
Было так непривычно тепло – 
И внезапно опять схолодало. 
То ли с Ладоги лёд понесло – 
То ль черёмухи время настало… 
* * * 
218) 
Кружили, кружили и вдруг на простор 
На площадь, к собору из тьмы переулка 
Нас выкатил вечный трудяга-мотор, 
Надрывно рыча и бабахая гулко… 
* * * 
219 
Не мне судить о том, но думаю, что зря 
Романова в святые записали. 
Конечно, жаль детей, но доброго царя 
«Кровавым» бы в народе не назвали. 
* * * 
220 
Всё норовим на завтра, на потом 
Отсрочить неназначенные встречи. 
И каждый раз, как в первый, узнаём, 
Что ни один из нас, увы, не вечен. 
* * * 
221 
Люблю ночами, чтобы не скучать, 
Киносюжеты, душу леденящие, 
Адреналин бесплатно получать – 
И знать, что это всё не настоящее! 
* * * 
222 
Когда под этим база есть – 
Цени в себе уверенность, 
Но не лелей, не чти за честь 
Свою самоуверенность. 
* * * 
223 
Играя заученно странную роль, 
Которую сам себе выбрал когда-то, 
Не каждый признает, что гол, как король, 
Малевич с его пресловутым «Квадратом». 
* * * 
224 
Не проливаю мирра и елеев 
На прошлое… Но лишь грущу о том, 
Что Окуджава, Визбор, Евстигнеев 
Не заходили запросто в наш дом. 
* * * 
225 
Полночный мрак разрежен фонарями, 
Оконным светом, снега белизной, 
И медленно плывущей над дворами 
Люминесцентной матовой Луной. 
* * * 
226 
«Исакий»… Припомнилось мне, что когда 
Не стало поэта, чьё имя священно, 
Его отпевать не пустили сюда 
Властители мира, взирая надменно. 
* * * 
227 
Совсем иным когда-то был мой смех, 
Трепало ветром не седые волосы. 
И расцветали раньше, чем у всех, 
В моём саду такие гладиолусы! 
* * * 
228 
Вперёд, назад – туман – хоть не гляди. 
Я трачу дни так просто и уверенно, 
Как будто жизнь вторая впереди, 
Как будто бы не всё ещё потеряно. 
* * * 
229 
Мой взгляд на мир, пожалуй, чуть уныл, 
Весьма предвзят и малость – умудрён. 
Зато смогу любой умерить пыл, 
Когда не в тему и не в меру он. 
* * * 
230 
Я консерватор в пристрастьях своих: 
Белым стихом – не задеть мои чувства, 
Нравится звучный, рифмованный стих 
И реализм – в живописном искусстве. 
* * * 
231 
Внешне – выгляжу на сорок, 
На сто сорок – изнутри… 
В голове – холодный морок – 
Лучше вовсе не смотри… 
* * * 
232 
Бог Дионис – мужской – не без причины. 
И всё же – о культуре пития, 
Уж, как бы там ни дёргались мужчины, 
Никто не скажет вам точней, чем я. 
* * * 
233 
С высоты люблю глядеть на Землю 
И наоборот, когда там звёздно. 
А вот секс случайный не приемлю – 
Да и переучиваться поздно! 
* * * 
234 
Новостройка – и кладбище вдруг на пути… 
Но над мертвыми просто досталась победа. 
И пришлось из земли вынимать и везти 
Через город, в гробах, мою бабку и деда. 
* * * 
235 
Хочешь льготы – собирай квитанции, 
Справки о доходах. Бди в тревоге. 
И поймёшь – в какой-нибудь инстанции 
Ты на пятый день протянешь ноги. 
* * * 
236 
«Награбленное – грабь», – когда-то было велено. 
Зигзаг назад – уж так у нас заведено. 
Истории витки – они не мной отмерены, 
Трагедия иль фарс – но будет не смешно. 
* * * 
237 
Что писала тридцать лет назад – 
До того смешным и несерьёзным 
Кажется на искушенный взгляд – 
Хочется порвать, пока не поздно. 
* * * 
238 
От спички греюсь, 
На песке пишу. 
Ещё надеюсь, 
Но едва дышу. 
* * * 
239 
Тинейджер прёт наперерез закону, 
Уверенный во всём и всюду – правый… 
Того гляди, подобно Цицерону, 
Начну кричать: «О времена, о нравы!». 
* * * 
240 
Я слышала однажды соловья, 
У леса, на заброшенной платформе, 
Не на заре – он пел средь бела дня, 
Но трели выдавал по полной норме. 
* * * 
241 
В туманной ветреной ночи, 
В однообразьи скучных дней 
От счастья моего ключи 
Ты прячешь в комнате своей. 
* * * 
242 
Память детства сжала лапищей 
И терзает сердце вновь. 
Но лежит на старом кладбище 
Моя первая любовь… 
* * * 
243 
Я шагаю в ногу с веком 
И общаюсь, как с друганом, 
С незнакомым человеком, 
Что живёт за океаном. 
* * * 
244 
Цветущий луг за бабушкиной улицей – 
Душистей ничего на свете нету. 
Похоже пахнет – или мне так чудится – 
Табак из не зажжённой сигареты. 
* * * 
245 
По жизни я была, скорей, обузой, 
В атаки не пришлось водить полки. 
Отрадно, что хоть к гибели Союза 
Своей не приложила я руки… 
* * * 
246 
Это может показаться поразительным: 
Только знаю я почти наверняка, 
Что весьма шизофрения – заразительна, 
Хоть микроб ещё не выявлен пока. 
* * * 
247 
Я не куркуль, не Шейлок, не банкир, 
Душевной широте – всегда почет! 
Но, к сожаленью, так устроен мир, 
Как ни крути, а деньги любят счёт. 
* * * 
248 
Трудиться можно весь свой век подряд, 
Добиться можно хоть всего на свете. 
Но в чём непредсказуем результат, 
Так это в том, какими станут дети. 
* * * 
249 
Я напоролась – всем своим нутром, 
Кишок коснулась этих лет суровость. 
Кто виноват – откроется потом. 
Я, видит Бог, за это не боролась! 
* * * 
250 
Тяжелы звонки шальные 
Посреди ночной тишины, 
Словно отзвуки дневные, 
Прорывающиеся в сны. 
* * * 

251 
Живу я, как монахиня в миру. 
Уносятся неделя за неделей. 
Всегда другой гуляет на пиру – 
Мне достаётся горькое похмелье. 
* * * 
252 
Случается – накатит полоса: 
И тут – не так, и там – не хорошо: 
То фильм любимый – час, как начался, 
То нужный поезд только что ушёл. 
* * * 
253 
Все к психологам рвутся гурьбой, 
Открывать перед доктором душу. 
Разобраться бы между собой – 
Просто взять и друг друга послушать. 
* * * 
254 
Возлюби другого, как себя – 
Повторяют заповеди люди… 
Как он сможет – к ближнему – любя, 
Если и себя-то он не любит? 
* * * 
255 
Мужчиною обязан быть пиит! 
Тогда союз рождает вдохновенье: 
В объятьях Музы – он насочинит! 
А женщина и Муза? – Извращенье! 
* * * 
256 
Как романтично – ласточки под крышей 
Гнездовье свили, деток развели… 
Скользните взглядом чуточку пониже: 
Под их помётом не видать земли… 
* * * 
257 
В доме у него – евроремонт. 
И костюмом вышел он, и рожей. 
Сколупните этот лоск и понт – 
Там – души прогнившая рогожа. 
* * * 
258 
В мире людей, словно в дикой саванне – 
Лютых врагов обходи стороной. 
А чтобы знать, что и друг не обманет – 
Не поворачивайся спиной! 
* * * 
259 
Мой организм дряхлеет и кряхтит, 
Но неизменна женская натура: 
По вечерам – звериный аппетит, 
А утром – ненавистна физкультура. 
* * * 
260 
Мне спать охота! Муза, уходи. 
Вот привязалась – вздорная девчонка… 
Желудок ноет, колокол в груди, 
И пульс в висках грохочет, как трёхтонка! 
* * * 
261 
Мне так с сестрой увидеться охота – 
Поди, не вспоминает обо мне… 
Давным-давно обиделась на что-то… 
И дом её теперь – в чужой стране. 
* * * 
262 
Когда не спишь в глухой ночи, 
В башке – глобальные задачи, 
А сердце – молотом стучит – 
Покушать надо, не иначе! 
* * * 
263 
Не спится мне, хоть сон – отрада, 
И, вроде, не зовёт труба. 
Но в голове – набатом: «Надо!» - 
Всё потому, что жизнь – борьба. 
* * * 
264 
В шишкинском зале музея, где сосны и ели, 
Я просидела смотрителем целых полгода, 
И мне картины, представьте, не осточертели – 
Вот ведь, что значит, родимая наша природа! 
* * * 
265 
Ах, Александр Сергеич! Как он мог 
Бездумно рисковать своей судьбой! 
Какой талант, какой был стих и слог… 
Да, просто – взяли парня на «слабо»! 
* * * 
266 
Слишком много ран на сердце юном, 
Слишком много крови на руках. 
Выстрел… И как лопнувшие струны, 
Эхо отзывается в горах. 
* * * 
267 
Для меня стихи, как анальгетик, 
Чтобы боль душевную тушить, 
Как шалашик из еловых веток 
В непроглядной сумрачной глуши. 
* * * 
268 
Литературные прикрасы 
Мне совершенно ни к чему. 
Кобыла с крыльями Пегаса, 
Влачусь, привычная к ярму. 
* * * 
269 
Я экстравертно-нелюдимая 
И агрессивно-безответная, 
Хоть истерично-возбудимая, 
Но и вполне индифферентная. 
* * * 
270 
Предупреждаю по-хорошему, 
Что, если тотчас не усну, 
То или тапочки отброшу я, 
Иль мордой в блюдце утону. 
* * * 
271 
Не соглашусь – в душе, но и не буду 
На правоте настаивать и спорить, 
Доказывать, кричать и бить посуду… 
А время нас само рассудит вскоре. 
* * * 
272 
Приятно греет золото, алмаз 
Сверкает, если огранён толково. 
Но нет прекрасней света милых глаз 
И нет дороже ласкового слова. 
* * * 
273 
Что страдают богатые – верю, 
И что плачут – одни, в темноте. 
Потому, что критерий утерян, 
И что ценности ценят – не те. 
* * * 
274 
Мы живём в предпоследней рубахе, 
В ощущении скорой беды, 
Сознавая, что новый Лопахин 
Коллективные рубит сады. 
* * * 
275 
Как выигрыш по старой облигации, 
Когда уже не ждёшь обогащения, 
Обрадует нормальная реакция – 
Простое адекватное общение. 
* * * 
276 
Выражаю благодарность безграничную, 
Для задора отхлебнув немного «Тоника», 
Воплотившим это «нечто» фантастичное, 
Сочинившим нам всю эту электронику! 
* * * 
277 
Будто бы раскаты грозовые 
На мгновенье смяли тишину… 
Просто я увидела впервые 
В волосах у сына – седину… 
* * * 
278 
Это нелепо – каждую ночь 
Ждать вдохновения. 
Выпью таблетку – и быстренько – прочь – 
В самозабвение. 
* * * 
279 
Безумием наполненные сны – 
Их сонник никакой не объяснит: 
Тупое ощущение вины… 
И грубо отшлифованный гранит… 
* * * 
280 
Терзаю непослушный телефон: 
Запали кнопки… Диск в руке скользит… 
Я понимаю – это только сон, 
И даже он – нас не соединит. 
* * * 
281 
Размордевшим детинам 
Не усвоить вовек, 
Что не сексом единым 
Живёт человек! 
* * * 
282 
Листаю в забытьи мартиролог. 
Не сразу, но приходит понимание, 
Что этот мир прекрасен и широк, 
Но там – совсем не худшая компания. 
* * * 
283) 
Ожиданье под милым окном 
И прогулки по тихим дворам, 
Эта улица, школа и дом – 
Просто памяти нашей игра. 
* * * 
284 
Пронзает иногда такая боль, 
И чувствую – желудком и печёнкой, 
Что в толстой тётке, стриженой «под ноль», 
Жива ещё та глупая девчонка… 
* * * 
285 
Ну, хоть чуть-чуть сложись бы всё иначе, 
Чуть-чуть любви, вниманья и тепла, 
Совсем чуть-чуть успеха и удачи – 
И может быть, ты б всё ещё жила. 
* * * 
286 
В ней сгорали лучшие умы – 
Так что, от неё – не зарекайся, 
Как и от сумы, и от тюрьмы. 
Согреши – и сразу же покайся! 
* * * 
287 
Вот он – мир – бесконечно большой! 
Я давно этой воли хотела! 
Размахнусь окрылённой душой – 
И уткнусь в своё бренное тело. 
* * * 
288 
И снова утро – карканье ворон, 
Занудное чириканье пичуги, 
И нарастает – шум со всех сторон, 
И сердце колошматится в испуге. 
* * * 
289 
Человек – весь в болячках и струпьях, 
Мягкотел, истеричен и наг… 
Наделил нас Господь остроумьем – 
В компенсацию всех этих благ. 
* * * 
290 
Ни одна скотина в этом мире 
Не болеет, сколько человек… 
Портит на таблетках и клистире 
Свой, и без того короткий, век. 
* * * 
291 
Раньше выступавшим на эстраде 
Ниже гонорары доставались, 
Но они всегда при всём параде – 
А не в драных джинсах появлялись. 
* * * 
292 
К обогащенью – не стремимся оба – 
Фамильного добра – считай, что нет: 
Два обручальных (очень низкой пробы), 
Два перстенька и бабушкин браслет. 
* * * 
293) 
Я пишу всё об одном и том же. 
И уже казалось мне не раз, 
Что, как будто родинку на коже, 
Душу выставляю напоказ… 
* * * 
294 
Запах – во мне задевает мгновенно 
Струны живые – 
Что, я слыхала – весьма характерно 
В шизофрении… 
* * * 
295 
Бутылки, тряпки, плёнка, стекловата… 
Энцефалитный клещ – ядрёна вошь! 
Теперь куда скорей грибок подхватишь, 
Чем настоящий гриб в лесу найдёшь. 
* * * 
296 
В восторге ребята, чей школьный период окончен, 
Их толпы гуляют в просветах дорог и аллей. 
И знает весь мир Петербургские Белые Ночи… 
А в Мурманске белые ночи – гораздо белей! 
* * * 
297) 
Меня – в смешной девчонке-переростке, 
Тогда не просто было разглядеть. 
В не очень складной и совсем неброской, 
И не имевшей толком, что надеть… 
* * * 
298) 
Весенний ветер, проникая 
За воротник и в рукава, 
Так заморозил, что трамвая 
Я дождалась, едва жива. 
* * * 
299 
Я, вроде, романтичная натура, 
А «мыльных опер» – не переношу! 
И в голове – нужна мускулатура – 
От тех, кто эту «вешает лапшу». 
* * * 
300 
Есть актёры у нас – превосходный товар! 
Но какому же дьяволу это в угоду: 
Что актёру – за съёмочный день гонорар – 
Педагогу зарплата за целых три года? 
* * * 
301) 
Живём в плену у мебели, ковров 
И прочих тряпок, нужных лишь, покуда 
Их назначенье – создавать покров, 
Не заполняя внутренность сосуда. 
* * * 
302) 
Чайка рядом с уточкой плывет, 
И сама, как уточка, обычна. 
Но различен в небе их полёт, 
Словно ключ дверной и ключ скрипичный. 
* * * 
303) 
Погода удивительно тиха, 
И влажное дыхание залива 
Чуть ощутимо. В музыку стиха 
Вливается оно неторопливо. 
* * * 
304 
Чем дольше я живу – тем чётче понимаю, 
Что облегчающие жизнь изобретенья: 
От нарезающей машинки – до трамвая – 
Порождены отнюдь не чем-нибудь, а ленью! 
* * * 
305 
Для меня политика – не впрок, 
Хоть вполне достойное занятие. 
Да, с врагом – полезен диалог, 
Только с другом – во сто крат приятнее. 
* * * 
306 
У многих есть места, куда они идут, 
Когда невмоготу от давящего кома: 
Расслабиться, вздохнуть – хоть несколько минут… 
А я в такие дни не выхожу из дома. 
* * * 
307 
Отдыхают мужики на скамье под окнами, 
С ними пёс, как заводной – лай с утра до вечера. 
У меня полдня мигрень – ни вздохнуть, ни охнуть мне, 
Ну, а им плевать – у них и болеть-то нечему! 
* * * 
308 
У нас дворы, как психо-полигоны, 
Рехнёшься, коль ещё не идиот: 
Собаки лают, каркают вороны, 
Автосигнализация орёт! 
* * * 
309 
Я давно ничего не хочу для себя 
В этой глупой и маленькой жизни, 
Что почти прожила, суетясь и любя, 
В позабытой Всевышним Отчизне. 
* * * 
310 
Зачем пишу стихи – не ведаю сама. 
Не спрашивайте, я вам не отвечу. 
Быть может, просто страх – боюсь сойти с ума – 
Гнетёт меня, и тяжесть давит плечи. 
* * * 
311) 
Дни летят, собираясь в года, 
Всё меняется в мире подлунном. 
И не будут звучать никогда 
Те, давно отзвеневшие, струны. 
* * * 
312) 
Строка удачно ляжет. И тогда 
Я обрету покой и беспристрастность, 
Ту связь, что остаётся навсегда, 
Со всем, живущим в мире, сопричастность. 
* * * 
313) 
Сорвать оцепененье и взглянуть 
На мир, как прежде, ясными глазами, 
Вновь ощутить, что распирает грудь 
Такое, что не выразишь словами!.. 
* * * 
314) 
Всё дальше между нами расстоянье, 
И слёзы, подступившие к глазам, 
Смягчают силуэтов очертанье… 
А губы шепчут: «Отворись, Сезам!». 
* * * 
315 
Прошло сто лет… И что мы видим? 
Что человек – всё та же тварь, 
Любим ли он, иль ненавидим… 
«Аптека, улица, фонарь…». 
* * * 
316 
Представьте: прёт народ в дурных нарядах, 
Кричат: «За разнополый секс! Ура!» – 
Ну, согласитесь – полная мура! 
А для чего, простите, гей-парады? 
* * * 
317 
Фонарь под вечер зажигался, 
И бились бабочки в лучах. 
А в чёрном небе расстилался 
Манящий вдаль Чумацкий Шлях… 
* * * 
318 
Я не жила в рабочих городках, 
Не шла в толпе под заводскую крышу, 
Но моментально – слёзы на глазах, 
Как только песню про гудок услышу… 
* * * 
319) 
Прочь от зеркал – и ближе к образам. 
И пусть не раз шальное бабье лето 
Мне полыхнёт лучами по глазам – 
Всё дольше от заката до рассвета. 
* * * 
320 
Вновь нацизм – без войны – 
Умножает могилы – 
Больше нету страны, 
Что фашизм победила. 
* * * 
321 
Скамью вкопали сверхнадёжно. 
И вот в окне три дня подряд 
Я вижу радостные рожи 
Наподдававшихся ребят… 
* * * 
322 
Не осталось почти ничего 
От такого короткого веку. 
И с получки, скорее всего, 
Мы идём не в кабак, а в аптеку. 
* * * 
323 
Семён Ботвинник, питерский поэт, 
И врач, и офицер – всё гармонично. 
Как я жалею, что за столько лет, 
Один лишь раз встречалась с вами лично… 
* * * 
324 
Не сделала, и этого не сделала, 
Сама себя ругаю я в душе. 
А голова моя почти что белая, 
И сколького не сделаю уже!.. 
* * * 
325 
Вечно так: то – жара да жара – 
То внезапно разверзнется хлябь… 
И в огромном пространстве двора – 
Лишь по лужам бегущая рябь. 
* * * 
326 
Много чувств особых, окрылённых, 
А бывают – вовсе без красивостей. 
Слишком мало – удовлетворенных 
В чувстве социальной справедливости. 
* * * 
327 
Хотела быть живой и интересной, 
И ничего не делала во зло, 
Была предельно искренней и честной, 
Но это мне – не очень помогло… 
* * * 
328 
Когда беда обрушилась на нас, 
И стали наши дни – чернее ночи, 
Отец добавил – и не в бровь, а в глаз, – 
Меня перед роднёю опорочил. 
* * * 
329 
Космос – это, конечно, эпоха, 
Воплощенье великих идей. 
И на Марсе, наверно, неплохо, 
До тех пор, пока нету людей. 
* * * 
330 
В этих строчках – ни капли кокетства – 
Только правда святая моя… 
Может быть, это проводы детства, 
А возможно, конец бытия. 
* * * 
331 
Где миг последний – там, за горизонтом, 
А может – притаился за углом?… 
И человек, корпящий над ремонтом, 
Не знает, что весь дом идёт на слом. 
* * * 
332 
Жизнь тебя кидала непрестанно: 
Ленинград, ТуркВО, Афганистан, 
Даже в Легионе Иностранном 
Начал службу… но своим не стал… 
* * * 
333 
Растолкав товарищей локтями, 
Самым первым к финишу пришёл… 
И друзей не назовёт друзьями, 
Да и самому нехорошо… 
* * * 
334 
Война – кровавый монстр, 
Молох жестокий… 
Топор до боли остр, 
И ров глубокий… 
* * * 
335 
Нам привязаны на шею кирпичи – 
Хочешь – рыпайся, но это ни к чему. 
И теперь – хоть плачь, хоть смейся, хоть кричи – 
Можем плавать мы не лучше, чем Муму. 
* * * 
336 
Были тягостными школьные года, 
Хоть далась сама учеба малой кровью. 
Почему же это времечко всегда 
Вспоминается с тоскою и любовью? 
* * * 
337 
На подоконнике моём растёт лимон: 
Там тесновато – не велик проём, 
И ящик мал ему, и солнца он лишен… 
Но терпит – со столетником вдвоём… 
* * * 
338 
Плавать «брассом» – гораздо удобнее, 
Чем, к примеру, порхать «баттерфляй». 
Но приятнее с булочкой сдобною 
На диване прихлёбывать чай. 
* * * 
339 
Про «физиков и лириков» полузабытый спор 
Вдруг принял для меня нежданный вид. 
И вот пытаюсь выявить я с некоторых пор, 
Душа иль тело – яростней болит. 
* * * 
340) 
Он дежурит у обочины, 
В портупее с кобурой, 
С репутацией – подмоченной, 
Но с упитанной мошной… 
* * * 
341 
Можно и «по матери» послать, 
Если заслужил, без проволочек… 
Но не надо мат употреблять 
Вместо запятых, тире и точек. 
* * * 
342 
Я уснула сегодня под утро, 
Но стихов не писала в тетрадь… 
Удивительно это не мудро – 
До утра о тебе вспоминать… 
* * * 
343 
А в девятом – я ходила в школу, 
Только чтоб увидеться с тобой… 
Ты был разный: грустный – и весёлый… 
С никому не ведомой судьбой. 
* * * 
344 
Плачет берёза под нашим окном, 
Свесила ветви, и плачет, и плачет… 
Только не знает огромный наш дом, 
Что эти слёзы зелёные значат… 
* * * 
345 
Я в этой жизни – многое терплю, 
Но есть одно – превыше моих сил: 
Я петь до помрачения люблю, 
А мне – медведь на ухо наступил… 
* * * 
346 
Я – кремень, я – супермонолит, 
Я в момент тревоги – не бледнею. 
Только тело ноет и болит, 
Но душа – болит ещё сильнее. 
* * * 
347 
Прекрасно – встать на лыжи и лететь! 
А осенью – набрать охапку листьев, 
А летом – на реке закинуть сеть… 
Но лучше – на диван с Агатой Кристи. 
* * * 
348 
Всю страну на большом самолёте 
Прочешите вы вширь или вдаль – 
Бесконфликтней меня – не найдётё. 
Безобиднее – тоже едва ль! 
* * * 
349 
Интернет – как новая планета, 
С Космосом связующая нить! 
Просто – не вкусившим интернета – 
Это невозможно объяснить! 
* * * 
350 
Мрёт народ – и сяк – и так… 
Жизнь – по плану – дорожает. 
Это, в сущности, пустяк – 
Бабы новых нарожают… 
* * * 
351 
Закружили, как белок в большом колесе, 
Справедливость ни Холмс не отыщет, ни Ватсон. 
И с отчаянья пить стали, кажется, все. 
И сопьёмся, поди, ну, а как не спиваться? 
* * * 
352 
Послушаешь – так жизнь всё больше хорошеет, 
Но отчего ж взлетает девичья душа? 
То от ножа – тычком – по лебединой шее… 
То ласточкой вспорхнув с восьмого этажа… 
* * * 
353 
Ни во что никто уже не верит. 
Получил кусок, сожрал – и рад. 
Запер бронированные двери 
И пошёл смотреть на гей-парад. 
* * * 
354 
Встречайтесь с первою любовью… 
Быть может, факел не погас, 
И первая любовь – без вас – 
Живёт, захлёбываясь кровью… 
* * * 
355 
Проблемы наши – старые как мир, 
Но мы считаем – всё у нас иначе, 
И, запершись во глубине квартир, 
Решаем кардинальные задачи. 
* * * 
356 
Я потеряла списочки стихов… 
Но память словно дарит озаренье – 
Выхватываю из потока слов – 
И будто вновь пишу стихотворенье. 
* * * 
357 
Пасмурно с утра – и в настроеньи 
Так же смутно, как и над домами… 
Где полёт души, где вдохновенье, 
Где стихи, что властвуют умами?… 
* * * 
358 
Золотой кумир царит в душе 
У девчонок, что не знали горя. 
Если с милым рай и в шалаше – 
Милые – сегодня не в фаворе… 
* * * 
359 
Как Портос, у которого денег хватает 
Для того только, чтобы украсить «фасад», 
Точно так к юбилею себя украшает 
Мой родной Петербург-Петроград-Ленинград. 
* * * 
360 
Прочитаешь чужие стихи и сама – 
Поразишься – как будто кремень и кресало 
Черканули – и вспыхнуло в дебрях ума: 
Ах, как жалко, что это не я написала! 
* * * 
361 
Владыкам нашим – тортик со свечами, 
И свечек этих – ровно триста три. 
А нам с тобой – салют. Пожми плечами, 
Сглотни слюну – и в небо посмотри. 
* * * 
362 
Силой поделённые на кланы, 
От дорог широких в стороне – 
Только люди могут строить планы – 
Даже в пекле, даже на войне. 
* * * 
363 
Хорошо среди белого дня 
Или ночью, когда не до сна, 
Зимний ветер и стужу кляня, 
Ждать, когда же наступит весна… 
* * * 
364 
Знойной пылью пятки греет шлях, 
Солнце устремляется в зенит. 
Рядом, на подсолнечных полях, 
Воздух от кузнечиков звенит… 
* * * 
365 
Как много раз о синеве в глазах, 
Нам пели песни на причалах и вокзалах, 
И говорили в ласковых стихах… 
Но о твоих глазах – впервые я сказала. 
* * * 
366 
Похоже, в самом деле – в чем-то сбой, 
Коль властью облеченная девица 
С трибуны, возвышаясь над толпой, 
Кричит: «Повелеваю веселиться!» 
* * * 
367 
Вот говорят, что правды нет в ногах, 
Но правды, несомненно, нет и выше: 
Спина болит, весь день звенит в ушах, 
От аллергии нос совсем не дышит… 
* * * 
368 
Тем отпрыскам зажравшимся с Рублёвки, 
Которым больше нечего хотеть – 
Пахать, серьёзно и без остановки. 
Не захотят – по заду – кнут и плеть! 
* * * 
369 
Радует дождливая погода, 
Хоть, конечно, это – полный бред. 
Просто – если дождик до восхода – 
Перед домом – посиделок нет. 
* * * 
370 
Не потребны силки – нас руками возьмёшь, 
Мы послушные – с самого детского сада… 
Повтори двадцать раз очевидную ложь – 
Двадцать пятого кадра – уже и не надо! 
* * * 
371 
Мудрости зубов – не было – не вру, 
И не нажила морщин на лбу – 
Так уж, видно, я – дурой и помру, 
Но за это не кляну судьбу. 
* * * 
372 
Говорят, «избиты» рифмы, к сожалению, 
Приговор, как будто Каина печать. 
Ну, а вдруг случится – в новом обрамлении 
Суждено им по-другому зазвучать! 
* * * 
373 
Мы, конечно, тщеславны, пусть даже 
Это прячем в глубинах души. 
Публикуем, себя будоража, 
А казалось – сиди да пиши! 
* * * 
374 
Я смотрю, как собравшись втроём, 
Мужики гомонят о своём, 
Осушая при том водоём… 
Ах, о чём же я, право, о чём?.. 
* * * 
375 
Панацея на панацее – 
Лучше радио не включай. 
А народ всё сильней болеет, 
Попивая лечебный чай… 
* * * 
376 
Голова совсем пустая, 
Как горшочек Винни-Пуха… 
Перед зеркалом: простая 
Бесполезная старуха… 
* * * 
377 
В пространстве между тартаром и раем – 
Живёт чудной загадочный народ, 
В стране, что перманентно умирает, 
Но всё никак, представьте, не умрёт… 
* * * 
378 
Видать, совсем всё стало туго, 
Какая, к чёрту, «се ля ви», 
Когда наследница «Самсунга» 
С собой кончает от любви. 
* * * 
379 
Как мы любим мечтать о России прекрасной, 
Что отыщет просветы в грядущей судьбе, 
О которой писал в своё время Некрасов, 
И где «жить не придётся ни мне, ни тебе»! 
* * * 
380 
«Фонтанного Дома» легенды и были… 
От бедной Параши – до Анны Великой… 
Отель в этом доме недавно открыли: 
Привычно-шикарный… Бездушно-безликий… 
* * * 
381 
Цветы на перроне, как символ разлуки… 
Никто их не поднял, не взял в свои руки… 
А поезд умчался, в тисках расписанья, 
Под музыку вальса – чужое прощанье… 
* * * 
382 
Как умру – не кладите в могилу, 
А развейте мой прах над водою, 
Я напьюсь её свежею силой – 
И вернусь к вам – опять молодою! 
* * * 
383 
Я опять поднялась на рассвете, 
Солнце краем задело окошко, 
Но не греет, хотя уже светит… 
Не пойти ль в магазин за картошкой? 
* * * 
384 
Быть совсем не надо гением предвиденья, 
Чтоб понять – ничтожен будет результат 
Медсанбата на каналах телевиденья – 
Но, однако, это – минимум затрат! 
* * * 
385 
Содержим наши организмы – 
С пренебрежением славянским, 
Не прибегая к афоризмам – 
Ни эллинским, ни латинянским… 
* * * 
386 
Никто не любит крокодила, 
Никто не ластится к нему – 
Средь взбаламученного ила 
Ему всё это ни к чему! 
* * * 
387 
Не надо мужа озадачивать, 
Морочить голову запросами 
И «под себя» переиначивать – 
А, уж, тем более – с угрозами!.. 
* * * 
388 
Не стремитесь выдать результат – 
Наслаждайтесь жизненным процессом. 
Меньше будет всяческих утрат, 
Лишних нежелательных эксцессов. 
* * * 
389 
Экспромты часто – много интересней 
Того, над чем повыбьешься из сил. 
Мгновенный взгляд – и зазвучала песня. 
И впрямь: «Пришёл, увидел, победил!» 
* * * 
390 
У каждого ниша своя, 
Свой личный окоп и стезя, 
Не скинуть привычное «я», 
И жить по-иному – нельзя… 
* * * 
391 
Я бреду – тропа меня ведёт – 
В электронных дебрях Интернета… 
То ли – на соседний огород, 
То ль туда, где и дорог-то нету. 
* * * 
392 
Да что тут мудрствовать особенно! 
Стихи, они и есть – стихи, 
Они одни пылают огненно 
На фоне выспренней трухи! 
* * * 
393 
В коллапсе, в коме, в ступоре, в упоре 
Я пребываю много долгих лет, 
Хотя на персональном светофоре 
Уже давно горит зелёный свет. 
* * * 
394 
С глаз долой – из сердца вон? 
Кто придумал эту чушь? 
Не отыщется препон 
Притяженью наших душ! 
* * * 
395) 
И пусть этот путь непростой, многотрудный – 
Борьба со строкой и с собою борьба. 
Но стих возникает в сумятице нудной – 
Наверное, это и значит – судьба… 
* * * 
396 
Стать богатой? Зачем? И получится вряд ли… 
Чтобы чахнуть над златом, как новый Кощей, 
Всем нутром трепеща, что могу потерять я 
Что-то, кроме своих пресловутых цепей?! 
* * * 
397 
Нет, не до смеха тут, не до иронии, 
А в горле ком и слёзы на глазах: 
Укоренилось в жизни беззаконие 
И насмерть узаконилось в мозгах! 
* * * 
398 
Чужого нам – и отродясь не надо! 
На ваучер – купили ветчины, 
А на другой – спиртяги – сели рядом, 
Оплакали кончину той страны… 
* * * 
399 
Нынче тело женское – не храм, 
А объект приценки и прицела… 
А душа – совсем не нужный хлам, 
До неё – кому какое дело?! 
* * * 
400 
Мама часто твердила такие слова: 
«Если б молодость знала, если б старость могла…». 
Я, признаться, кивала, вникая едва… 
Только смысл этих слов – лишь сейчас поняла… 
* * * 
401 
Я загрустила и скажу вам честно: 
Видать, совсем плохи дела мои – 
Я больше посторонним интересна, 
Чем членам моей собственной семьи… 
* * * 
402 
Вырос фантастически оборот наркотиков, 
Убивают мальчиков палками – на улицах. 
Словом, для гуманности – поводов – до чёртиков. 
А на всё, что деется – плюнуть… и зажмуриться! 
* * * 
403 
Я с теплом и любовью 
Обниму белый свет! 
Было б только здоровье… 
А его-то и нет… 
* * * 
404 
Может, паранойя начинается – 
Вывод вдруг возник – совсем непрошеный: 
Люди редко вместе собираются, 
Чтобы сделать что-нибудь хорошее… 
* * * 
405 
Во многом мы отличны друг от друга 
В часы своей работы и досуга: 
У каждого из нас – своя палитра, 
У каждого из нас – свои пол-литра… 
* * * 
406 
Короной из волос увенчана, 
Прекрасна в каждый день и час… 
Любой такую хочет женщину – 
Но их всё меньше среди нас. 
* * * 
407 
Двадцатый век такой принёс прогресс, 
Что по плечу тысячелетью, разве. 
Невольно возникает интерес – 
Куда ведут нас эти безобразья? 
* * * 
408 
Всё нестабильно и негармонично в мире, 
Но знаю, как уйти от беззакония: 
Незыблемость есть там, где дважды два – четыре, 
А в музыке – присутствует гармония! 
* * * 
409) 
Ночные сказки, днём я вам не верю, 
Я знаю, вы придуманы давно. 
А ночью, закрывая плотно двери, 
Я вас зову в открытое окно. 
* * * 
410) 
Когда-то сказки в гости приходили, 
Внимала им в полночной тишине. 
Теперь всё больше залетают были 
Через окно раскрытое – ко мне… 
* * * 
411 
Чей тяжелее крест – Эрнесто Че Гевары, 
Который отдал жизнь? Или Фиделя Кастро, 
Что уж полсотни лет, в кольце врагов коварных, 
Всё тянет этот воз – «per aspera ad astra»? 
* * * 
412 
Тот, кто русских людей называет лентяями, 
Никогда не видал, как российский народ – 
Не в такси, а в метро, с пересадкой, трамваями, 
В электричках – рассаду на дачу везёт!… 
* * * 
413) 
Где-то там – твои степи бескрайние, 
Синь озёр под синью небес, 
А у нас – городская окраина, 
За железной дорогой – лес… 
* * * 
414 
Мир горит – в тисках сплошных междоусобий, 
Нет жилья, с работой вечно напряжёнка… 
Неужели обещанием пособий 
Можно вдохновить людей родить ребёнка? 
* * * 
415) 
Чего бы хотела – не знаю сама… 
Наверное, хочется просто покоя, 
Еще хорошо – не сойти бы с ума, 
Всегда оставаясь самою собою. 
* * * 
416 
Хотелось мне, ещё хотя бы раз, 
Внезапно увидать перед собою 
Неровно громоздящийся Кавказ. 
Спокойным, тихим, а не полем боя… 
* * * 
417) 
Помню, пели песню под гитару, 
Под простой, неровный перебор… 
Тот мотив, полузабытый, старый 
Мне тревожит сердце до сих пор… 
* * * 
418 
Так бабушка мне рассказала когда-то: 
Отец мой, почти что мальчишка, матрос, 
Зимой, под обстрелом, пришел из Кронштадта – 
Полхлеба за пазухой – маме принёс… 
* * * 
419* 
Прости, Хайям, не знаю на фарси – 
Ну, ни словечка – сколько ни форси... 
И рубаи читала лишь по-русски. 
Но всё ж мы на одной с тобой оси. 
* * * 
420* 
Видать, не велики мои грехи, 
Да и дела не так уж и плохи… 
Кому-то – алкоголь или наркотик – 
А я «подсела» только на стихи. 
* * * 
421* 
Бездумно – рисковать своей судьбой, 
С лавинами ведя неравный бой, 
И знать, что дома близкие томятся – 
Мечтая только – встретиться с тобой… 
* * * 
422* 
В безудержном стремлении к любви, 
Попробуй – сущность точно улови: 
Быть может, это алчность и коварство? 
Иль впрямь – огонь горит в твоей крови? 
* * * 
423* 
Когда душа взлетает к небесам – 
Ни чуждые, ни ближние, ни сам – 
Никто не знает из живущих в мире – 
Откроется ль неведомый Сезам… 
* * * 
424* 
Внушали мне: коль девушка умна, 
Себя не станет предлагать она. 
И будет скромно ждать своей минуты… 
Но права отказать – не лишена! 
* * * 
425* 
Зачем искать всё время виноватых? 
Зачем других винить в своих утратах? 
Сначала разберись в самом себе, 
В тех, что на веру принял, постулатах. 
* * * 
426* 
Чего ж ты не богат, коль так умён – 
Вопросы задают со всех сторон. 
Разбогатеть нам помогает ловкость, 
А ум в таких вопросах – не силён! 
* * * 
427* 
Корпеть всю ночь приятно за столом, 
Или идти вперёд сквозь бурелом – 
Когда своим любимым занят делом – 
В курятнике – ты мнишь себя орлом! 
* * * 
428* 
Искать в дерьме жемчужное зерно – 
Противно – да, но не запрещено. 
При этом хорошо бы знать наверно: 
А в самом деле – есть ли там оно. 
* * * 
429* 
Волнуемся порой по пустякам 
И верим болтунам и дуракам, 
А тем, кто умереть готов за правду – 
Мы надавать готовы по рукам. 
* * * 
430* 
Рассветного сиянья благодать 
И озера чарующая гладь – 
Принадлежат тебе и всей природе – 
Нельзя их ни купить и ни продать! 
* * * 
431* 
Коль поведёшься с тем, кто слаб умом, 
И будешь с ним делить и стол и дом… 
И с мнением его считаться станешь – 
Не сохранишь ума в себе самом. 
* * * 
432* 
Пиши о том, как хорошо в глуши, 
Как тихо что-то шепчут камыши… 
Но сколько ни старайся – не излечишь 
Своей навек израненной души! 
* * * 
433* 
У времени на всё – немало прав, 
Летят года, безумный темп набрав. 
Но высшее, духовное начало – 
Соединяет, даже смерть поправ! 
* * * 
434* 
Богатство для тебя – и цель, и флаг, 
Ты накопил немало всяких благ, 
Но раньше или позже – так случится: 
Предстанешь перед Богом – нищ и наг! 
* * * 
435* 
Для тех, кому любовь – одно влеченье – 
На свете нет тревоги и мученья. 
Но если их сердец любовь коснётся – 
Былое – зачеркнут без сожаленья! 
* * * 
436* 
Наверно, на Земле почти что каждый 
Стихи писать пытался хоть однажды… 
Но далеко не каждому дано: 
«Глаголом жечь» сердца своих сограждан. 
* * * 
437* 
Не требую китайской церемонии, 
И разводить не стану антимонии, 
Но не люблю абстрактные стихи 
И музыку, лишённую гармонии. 
* * * 
438 
Без пыли и словесной шелухи 
Скажу, что я всегда почту за честь, 
Узнать, что вы, найдя мои стихи, 
Не поленились кое-что прочесть… 
* * * 
439 
Люблю конкретный, чёткий русский стих, 
Что, несмотря на взлёт авангардизма, 
По счастью, до сих пор ещё не стих, 
По-прежнему тревожа организмы… 
* * * 
440 
Как безотчётно встретиться боюсь 
Я с Петербургом – после реставрации. 
Так женщина порой наводит грусть, 
Помолодев – в итоге операции. 
* * * 
441) 
У набережной плещется вода, 
Кроша гранит помалу – год за годом… 
А в Питере, сейчас, – как и тогда – 
Спокойная и ясная погода… 
* * * 
442 
Санаторий, песчаные дюны, 
Запах сосен и ветер с залива… 
Боже, как мы тогда были юны, 
И наивны, и странно пугливы… 
* * * 
443) 
Полные наивной чепухи, 
Юного веселья и отваги, 
Простенькие детские стихи – 
Как легко касались вы бумаги. 
* * * 
444 
Кажется, это уже навсегда – 
Тяжесть в ногах, ощущенье усталости… 
Как ни банально – душа молода, 
Хочет чего-то, да в сущности – малости… 
* * * 
445 
Никого не хочу агитировать строчками. 
Мой простой манифест, моё ясное кредо: 
В окружении слов с запятыми и точками – 
Мне важна над собой – не над кем-то победа. 
* * * 
446 
При кажущейся разности – все мы 
Во многом часто схожи меж собою: 
Безумия, тюрьмы или сумы – 
Хотели б избежать ценой любою. 
* * * 
447* 
До наших дней – от викингов косматых – 
Все ищут правых или виноватых… 
Причина ж всех несчастий на земле: 
Деление на бедных и богатых. 
* * * 
448* 
Лев – царь зверей – так люди говорят, 
Любуются им сотни лет подряд. 
Но если лев захочет размножаться – 
Готов передушить своих же львят… 
* * * 
449* 
Не умея согнуть – мы ломаем лозу, 
И у ближнего – видим соринку в глазу. 
Если ж нам замечание сделает кто-то – 
Мы чернеем, как ночь, предвещая грозу! 
* * * 
450* 
Принесли друзья плохую весть: 
Мой лимон в горшке не будет цвесть! 
Я куплю лимоны в магазине… 
Мне того довольно, что он есть! 
* * * 
451 
Как больно видеть, что вокруг твориться – 
Осознавать бессилие своё. 
И знать, что возвращается сторицей, 
Пустое, бесполезное нытьё. 
* * * 
452 
Город – словно вдруг пропал куда-то… 
Аромат такой – скажи на милость! 
Под окном берёза от заката – 
Как в осенний день – зазолотилась. 
* * * 
453 
Спорят об истоках человечества, 
Дарвина клеймят напропалую… 
А меня родство с лохматой нечистью – 
Почему-то вовсе не волнует… 
* * * 
454 
Есть один вопрос из «вечной темы»: 
Почему воюем мы всё время? – 
Тяжкие военные проблемы 
Создаёт нам Каиново племя. 
* * * 
455 
Такое интересное явление – 
Я в ссоре быть – ни часу не могу... 
Сама всегда иду просить прощения – 
Виновна ль – нет – а всё равно бегу! 
* * * 
456 
К несчастью – удел очень многих – 
В сегодняшний сложный момент: 
О прошлое вытереть ноги 
И плюнуть на этот "фрагмент"... 
* * * 
457 
Казалось бы, нравится людям история: 
И фильмы снимают, и пишут романы… 
Как жаль, что для нас это только теория – 
А грабли всё те же – и глупо, и странно... 
* * * 
458 
Не найти, практически, страны, 
Где б друг друга не губили люди. 
А, казалось – после той войны – 
Больше воевать уже не будем... 
* * * 
459* 
У тебя – друзей – широкий круг, 
С ними славно проводить досуг… 
Но бывает – в трудную минуту – 
Может стать врагом и близкий друг. 
* * * 
460* 
Всё вокруг – на свой аршин не мерь, 
Прежде, чем поверить – ты проверь… 
Человек умеет улыбаться – 
Тем страшнее в человеке – зверь… 
* * * 
461 
Всюду – шоу – куда ни взгляни – 
Отвлекают тупые умы, 
Заполняют бесцельные дни 
Жутким пиром во время чумы. 
* * * 
462 
Возродим буржуйство и дворянство! 
Возвратим поместье и завод! 
А они – с завидным постоянством – 
К новой крови приведут народ… 
* * * 
463 
Скажем, тигр – лишней жертвы себе не наметит: 
Убивает лишь то, что способен сожрать. 
Люди сильно продвинулись в этом моменте: 
Ужасает оружье, чудовищна рать. 
* * * 
464) 
И радость, и тревога неразлучны – 
И в двадцать лет, и даже в пятьдесят… 
Но пусть тебе со мной не будет скучно, 
Как не скучал ты тридцать лет назад. 
* * * 
465 
Я теперь знаю, кем был тот тупой паразит, 
Что виноват в наших нынешних муках и бедах. 
Это был наглый, с дубинкой болван-троглодит, 
Тот, что – впервые – кусок отобрал у соседа! 
* * * 
466* 
Дева кувшинчик разбила – и плачет над ним… 
Вспомнила – сразу повеяло чем-то родным: 
Парк Царскосельский. Мне – только одиннадцать лет! 
Долго ещё будет небо таким голубым. 
* * * 
467 
Я так мечтала: дети вырастут, и я 
Смогу работать – и за совесть – не за страх… 
Теперь таких забот не требует семья – 
Но в новом мире я совсем не при делах… 
* * * 
468 
Окружающий мир так настырно-паскуден, 
Что живу я в борьбе с настроеньем дурным. 
И внушаю себе: есть хорошие люди! 
Только жить им труднее, чем всем остальным… 
* * * 
469* 
Звон цикад в полночной тишине, 
Россыпь звёзд в бездонной вышине… 
Вдалеке – неясным силуэтом 
Аю-Даг припал к морской волне… 
* * * 
470* 
К чему пустые говорит слова – 
Как пух по ветру – вздорная молва. 
Но лишь чужих ушей она коснётся – 
Взойдёт навет, как сорная трава. 
* * * 
471* 
Мир огромен, просторен, широк – 
В нём несчётно путей и дорог… 
Но везде – я скучала по дому… 
И запомнила этот урок… 
* * * 
472* 
Иной начальник мнит себя – божком, 
И не поймёт, что прямо под бочком: 
Один работник – пашет, словно трактор, 
Другой же – дурью мается тайком. 
* * * 
473 
Власть над людьми – как почесть, как награда! 
Но так, увы, бывает не всегда: 
Скорей всего – совсем не тот, кто надо, 
Случайно пролезает в «господа». 
* * * 
474 
Не гордись богатством, нувориш! 
Ненадёжно, что легко досталось. 
Чуть не так шагнёшь – и погоришь – 
Будешь рад вцепиться даже в малость! 
* * * 
475 
Повезло или нет – как узнаешь: 
Тут попробуй, поди, разберись… 
Влево шаг – кошелёк потеряешь, 
А направо – так самую жизнь! 
* * * 
476 
Так бывает – нужно до зарезу, 
Поделиться тем, что наболело – 
Выкрикнуть – кувалдой по железу!… 
А поймут, иль нет – другое дело! 
* * * 
477 
Жалуйся – не жалуйся – болит… 
Говори – молчи – а не легчает… 
Так и сяк – имеешь бледный вид, 
Может, водки выпить?… Или чаю? 
* * * 
478 
Сегодняшних событий – объективно, 
Не оценить, – пока что не дано… 
А время пробежит – и, что противно! – 
Ведь исказят событья – всё равно! 
* * * 
479 
Столько раз меняли мы жильё! – 
Не запало в сердце, – нет в помине. 
А вот то, что истинно – «моё», – 
Город Старобельск на Украине… 
* * * 
480 
Звероводство, бесспорно, жестокое дело, 
Бить животных – на шубки, конечно, нелепо. 
Только химия в наших руках неумелых, 
Гадит много сильнее, бездумно и слепо… 
* * * 
481 
Достало серебряной кистью 
Уже и до наших волос… 
И падают первые листья – 
Трагично и горько – до слёз. 
* * * 
482 
Я твержу себе, что те, с кем не буду вместе, 
Не навеки вовсе отняты судьбой, 
А всего лишь временно где-нибудь в отъезде, 
И пока не могут встретиться со мной… 
* * * 
483 
За бардак вселенский – кто ответит? 
Пресечёт коррупционный вал? 
Вообще – бывает так на свете – 
Чтоб чиновник – и не воровал? 
* * * 
484 
Кажется, всё потихоньку стихает, 
Вот ещё чуть – и отляжет совсем – 
Я говорить перестану стихами – 
Станет, пожалуй, спокойнее всем… 
* * * 
485 
Высоцкий, Розенбаум, Окуджава, 
И Визбор, и Митяев с ними рядом – 
Их песни – и отрада, и отрава 
Моей души. И мне – других не надо. 
* * * 
486 
Один горюет – дёшево продал, 
Другой – что не успел купить дешевле. 
Спекулятивно-меркантильный вал 
Захлёстывает, как петля на шее. 
* * * 
487 
Как, по-вашему – есть ещё тема, 
О которой никто не писал? 
И ещё существует проблема, 
Где б ни был предрешённым финал? 
* * * 
488 
Толпа не любит тех, кто инороден, 
Кто чем-нибудь отличен от других. 
Искусственный – не годен на природе, 
Среди горластых, тот, чей голос тих… 
* * * 
489 
А дождь опять смывает все следы, 
И ветер разгулялся спозаранку, 
В лицо кидает пригоршни воды 
И зонтик выгибает наизнанку… 
* * * 
490 
Поэзию не надо разъяснять, 
И выяснять, откуда что берётся… 
Порой, вполне достаточно – внимать 
Листочку, улетевшему с берёзки. 
* * * 
491 
Он освоен тогда еще не был – 
Минеральный источник в горах: 
Только скалы, деревья и небо – 
Первозданный, загадочный страх… 
* * * 
492 
Ах, горный тот источник водицы минеральной. 
Я выпила так много, автобус наш ушёл. 
Сама себя считала не очень-то нормальной. 
Боялась – станет плохо, но было – хорошо! 
* * * 
493 
Господи, как хочется на море, 
На широкий раскалённый пляж. 
В те года, когда не знала горя, 
И когда был Крым – навеки наш!… 
* * * 
494 
Закавказье, и Крым, и Молдова, 
Широта Украинских степей… 
Умерла бы на месте, чтоб снова 
Это Родиной стало моей! 
* * * 
495 
Я чуждаюсь имперских амбиций, 
Шовинизм – это козырь не мой… 
Просто – с детства привыкла гордиться 
Я – своею великой страной. 
* * * 
496* 
В юности – всё бурно и всерьёз, 
Но она пока – во власти грёз… 
А когда с реальностью столкнётся – 
Вкус иных она познает слёз… 
* * * 
497* 
Споришь ты по делу и без дела, 
Перейдя разумные пределы. 
Убедишься, что не прав – и тут же 
Выкрутиться хочешь неумело. 
* * * 
498* 
Высоко себя поставил ты: 
Эталон ума и красоты! 
Смотришь, – а природа наложила 
На лицо – надменные черты. 
* * * 
499* 
Своего добьёшься ты всегда, 
Силу применяя иногда. 
Страх к себе внушить, пожалуй, сможешь, 
Только уваженье – никогда! 
* * * 
500* 
Может лишь убить твой лютый враг, 
Друг – предаст, коль будет что не так… 
Опасайся в жизни равнодушных – 
В них исток серьёзных передряг. 
* * * 



Четверостишия:
   
 
 
 
Мини галерея