Стихи
Литература -> Стихи
   

Александр Сергеевич
Грибоедов


Горе от ума Крылатые фразы:
  • Счастливые часов не наблюдают.
  • Свежо предание, а верится с трудом.
  • Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь.
  • Уж коли зло пресечь, собрать все книги бы да сжечь.
  • Чтоб иметь детей, кому ума не доставало?
  • Чины людьми даются, а люди могут обмануться.
  • Подписано, так с плеч долой.
  • В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов.
  • И дым Отечества нам сладок и приятен.
  • Блажен, кто верует, тепло ему на свете.
  • Дома новы, но предрассудки стары.
  • Ах, злые языки страшнее пистолета.
  • Всё врут календари.
  • Служить бы рад, прислуживаться тошно.
  • Не надобно другого образца, когда в глазах пример отца.
  • К военным людям так и льнут, а потому, что патриотки.
  • Шел в комнату, попал в другую.
  • Кто беден, тот тебе не пара.
  • Ей сна нет от французских книг, А мне от русских больно спится.
  • А судьи кто?
  • Карету мне! Карету!
  • Ученье — вот чума, ученость — вот причина.
  • Да хоть кого смутят вопросы быстрые и любопытный взгляд.
  • По моему сужденью, пожар способствовал ей много к украшенью. (о Москве)
  • Времен Очаковских и покоренья Крыма;
  • Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали!
  • В мои лета не должно сметь свое суждение иметь.
  • Господствует ещё смешенье языков: французского с нижегородским.
  • Читай не так, как пономарь, а с чувством, с толком, с расстановкой.
  • Грех не беда, молва не хороша
  • Герой не моего романа
  • Нельзя ли для прогулок Подальше выбрать закоулок.
  • Ну как не порадеть родному человечку!
  • Пойду искать по свету, Где оскорбленному есть чувству уголок.
  • Шумим, братец, шумим.
  • Что станет говорить Княгиня Марья Алексевна?


Отрывок из Гете
                              Директор театра

                    По дружбе мне вы, господа,
                    При случае посильно, иногда
                    И деятельно помогали;
                    Сегодня, милые, нельзя ли
                    Воображению дать смелый вам полет?
                    Парите вверх и вниз спускайтесь произвольно,
                    Чтоб большинство людей осталось мной
                                                      довольно,
                    Которое живет и жить дает,
                    Дом зрелища устроен пребогатый,
                    И бревяной накат, и пол дощатый,
                    И всё по зву: один свисток -
                    Храм взыдет до небес, раскинется лесок,
                    Лишь то беда: ума нам где добиться?.
                    Смотрите вы на брови знатоков,
                    Они, и всякий кто каков,
                    Чему-нибудь хотели б удивиться;
                    А я испуган, стал втупик;
                    Не то, чтобы у нас к хорошему привыкли,
                    Да начитались столько книг!
                    Всю подноготную проникли!
                                    Увы!
                    И слушают, и ловят всё так жадно!
                    Чтоб были вещи им новы,
                    И складно для ума, и для души отрадно,
                    Люблю толпящийся народ
                    Я, при раздаче лож и кресел;
                    Кому терпенье - труден вход,
                    Тот получил себе - и весел,
                    Но вот ему возврата нет!
                    Стеной густеют непроломной,
                    Толпа растет, и рокот громный,
                    И голоса: билет! билет!
                    Как будто их рождает преисподня,
                    А это чудо кто творит? - Поэт!
                    Нельзя ли, милый друг, сегодня?
                    
                                    Поэт
                    
                    О, не тревожь, не мучь сует картиной.
                    Задерни, скрои от глаз народ,
                    Толпу, которая пестреющей пучиной
                    С собой противувольно нас влечет.
                    Туда веди, где под небес равниной
                    Поэту радость чистая цветет;
                    Где дружба и любовь его к покою
                    Обвеют, освежат божественной рукою,
                    Ах! часто, что отраду в душу льет,
                    Что робко нам уста пролепетали,
                    Мечты неспелые... и вот
                    Их крылья бурного мгновения умчали.
                    Едва искупленных трудами многих лет,
                    Их в полноте красы увидит свет...
                    Обманчив блеск: он не продлится;
                    Но истинный потомству сохранится.
                    
                                 Весельчак
                    
                    Потомству? да; и слышно только то,
                    Что духом все парят к потомкам отдаленным;
                    Неужто, наконец, никто
                    Не порадеет современным?
                    Неужто холодом мертвит, как чародей,
                    Присутствие порядочных людей!
                    Кто бредит лаврами на сцене и в печати,
                    Кому ниспосланы кисть, лира иль резец
                    Изгибы обнажать сердец,
                    Тот поробеет ли? - Толпа ему и кстати;
                    Желает он побольше круг,
                    Чтоб действовать на многих вдруг.
                    Скорей Фантазию, глас скорби безотрадной,
                    Движенье, пыл страстей, весь хор ее нарядный
                    К себе зовите на чердак.
                    Дурачеству оставьте дверцу,
                    Не настежь, вполовину, так,
                    Чтоб всякому пришло по сердцу.
                    
                                  Директор
                    
                    Побольше действия! - Что зрителей манит?
                    Им видеть хочется, - ну живо
                    Представить им дела на вид!
                    Как хочешь, жар души излей красноречиво;
                    Иной уловкою успех себе упрочь;
                    Побольше действия, сплетений и развитии!
                    Лишь силой можно силу превозмочь,
                    Число людей - числом событий.
                    Где приключений тьма - никто не перечтет,
                    На каждого по нескольку придется;
                    Народ доволен разойдется,
                    И всякий что-нибудь с собою понесет.
                    Слияние частей измучит вас смертельно;
                    Давайте нам подробности отдельно.
                    Что целое? какая прибыль вам?
                    И ваше целое вниманье в ком пробудит?
                    Его расхитят по долям,
                    И публика по мелочи осудит.
                    
                                    Поэт
                    
                    Ах! это ли иметь художнику в виду!
                    Обречь себя в веках укорам и стыду! -
                    Не чувствует, как душу мне терзает.
                    
                                  Директор
                    
                    Размыслите вы сами наперед:
                    Кто сильно потрясти людей желает,
                    Способнее оружье изберет;
                    Но время ваши призраки развеять,
                    О, гордые искатели молвы!
                    Опомнитесь! - кому творите вы?
                    Влечется к нам иной, чтоб скуку порассеять,
                    И скука вместе с ним ввалилась - дремлет он;
                    Другой явился отягчен
                    Парами пенистых бокалов;
                    Иной небрежный ловит стих, -
                    Сотрудник глупых он журналов.
                    На святочные игры их
                    Чистейшее желанье окриляет,
                    Невежество им зренье затемняет,
                    И на устах бездушия печать;
                    Красавицы под бременем уборов
                    Тишком желают расточать
                    Обман улыбки, негу взоров.
                    Что возмечтали вы на вашей высоте?
                    Смотрите им в лицо! - вот те
                    Окременевшие толпы живым утёсом;
                    Здесь озираются во мраке подлецы,
                    Чтоб слово подстеречь и погубить доносом;
                    Там мыслят дань обресть картежные ловцы;
                    Тот буйно ночь провесть в объятиях бесчестных;
                    И для кого хотите вы, слепцы,
                    Вымучивать внушенье Муз прелестных!
                    Побольше пестроты, побольше новизны, -

                    Вот правило, и непреложно.
                    Легко мы всем изумлены,
                    Но угодить на нас не можно.
                    Что? гордости порыв утих?
                    Рассудок превозмог...
                    
                                    Поэт
                    
                                      Нет! нет! - негодованье.
                    Поди, ищи услужников других.
                    Тебе ль отдам святейшее стяжанье,
                    Свободу, в жертву прихотей твоих?
                    Чем равны небожителям Поэты?
                    Что силой неудержною влечет
                    К их жребию сердца и всех обеты,
                    Стихии все во власть им предает?
                    Не сладкозвучие ль? - которое теснится
                    Из их груди, вливает ту любовь,
                    И к ним она отзывная стремится
                    И в них восторг рождает вновь и вновь.
                    Когда природой равнодушно
                    Крутится длинновьющаяся прядь,
                    Кому она так делится послушно?
                    Когда созданья все, слаба их мысль обнять,
                    Одни другим звучат противугласно,
                    Кто съединяет их в приятный слуху гром
                    Так величаво! так прекрасно!
                    И кто виновник их потом
                    Спокойного и пышного теченья?
                    Кто стройно размеряет их движенья,
                    И бури, вопли, крик страстей
                    Меняет вдруг на дивные аккорды?
                    Кем славны имена и памятники тверды?
                    Превыше всех земных и суетных честей,
                    Из бренных листвиев кто чудно соплетает
                    С веками более нетленно и свежей
                    То знаменье величия мужей,
                    Которым он их чёла украшает?
                    Пред чьей возлюбленной весна не увядает?
                    Цветы роскошные родит пред нею перст
                    Того, кто спутник ей отрад любви стезею;
                    По смерти им Олимп отверст,
                    И невечернею венчается зарею
                    Кто не коснел в бездействии немом,
                    Но в гимн единый слил красу небес с землею,
                       Ты постигаешь ли умом
                       Создавшего миры и лета?
                       Его престол - душа Поэта.
                    
                    1824


 
Хищники на Чегеме 

                        Окопайтесь рвами, рвами!
                        Отразите смерть и плен -
                        Блеском ружей, твержей стен!
                        Как ни крепки вы стенами,
                        Мы над вами, мы над вами,
                        Будто быстрые орлы
                        Над челом крутой скалы.
                        
                        Мрак за нас ночей безлунных,
                        Шум потока, выси гор,
                        Дождь и мгла, и вихрей спор,
                        На угон коней табунных,
                        На овец золоторунных,
                        Где витают вепрь и волк,
                        Наш залег отважный полк.
                        
                        Живы в нас отцов обряды,
                        Кровь их буйная жива.
                        Та же в небе синева,
                        Те же льдяные громады,
                        Те же с ревом водопады,
                        Та же дикость, красота
                        По ущельям разлита!
                        
                        Наши - камни, наши - кручи!
                        Русь! зачем воюешь ты
                        Вековые высоты?
                        Досягнешь ли? - Вон над тучей -
                        Двувершинный и могучий {*}
                        {* Эльбрус.}
                        Режется из облаков
                        Над главой твоих полков.
                        
                        Пар из бездны отдаленной
                        Вьется по его плечам;
                        Вот невидим он очам!..
                        Той же тканию свиенной
                        Так же скрыты мы мгновенно,
                        Вмиг явились, мигом нет,
                        Выстрел, два, и сгинул след.
                        
                        Двиньтесь узкою тропою!
                        Не в краю вы сел и нив.
                        Здесь стремнина, там обрыв,
                        Тут утес: - берите с бою.
                        Камень, сорванный стопою,
                        В глубь летит, разбитый в прах;
                        Риньтесь с ним, откиньте страх!
                        
                        Ждем. - Готовы к новой сече...
                        Но и слух о них исчез!...
                        Загорайся, древний лес!
                        Лейся, зарево, далече!
                        Мы обсядем в дружном вече,
                        И по ряду, дележом,
                        Делим взятое ножом.
                        
                        Доли лучшие отложим
                        Нашим панцирным князьям,
                        И джигитам, узденям
                        Юных пленниц приумножим,
                        И кадиям, людям божьим,
                        Красных отроков дадим
                        (Верой стан наш невредим).
                        
                        Узникам удел обычный, -
                        Над рабами высока
                        Их стяжателей рука.
                        Узы - жребий им приличный;
                        В их земле и свет темничный!
                        И ужасен ли обмен?
                        Дома - цепи! в чуже - плен!
                        
                        Делим женам ожерелье,
                        Вот обломки хрусталя!
                        Пьем бузу! Стони, земля!
                        Кликом огласись, ущелье!
                        Падшим мир, живым веселье.)
                        Раз еще увидел взор
                        Вольный край родимых гор!
                        
                        Октябрь 1825



   
 
 
 
Мини галерея